Приветствую Вас, Гость

Серенады Подонья.

В последние десятилетия птичий мир Лебедянского края изменился. Люди покидают деревни, а берега рек и пустыри, оставшиеся от разрушенных домов, постепенно зарастают деревьями – природа берёт реванш. Эти заросли заселяют птицы, песни которых радуют последних, не покинувших деревню жителей. Однако птичий мир также продолжает нести урон. Последней жертвой прогресса пали скворцы. Они не радуют нас своими песнями с восьмидесятых годов двадцатого века. Скворцы прилетали на зимовку в Северную Африку в пору созревания плодов и питались виноградом, арабы их методично травили. Скворечники у нас перестали делать или в них теперь поселяются воробьи.

Орнитологи. Климов Иван - второй слева.

Первыми, из числа мелких певчих птиц, прилетают трясогузки и жаворонки. Трясогузки появляются неожиданно. Когда они начинают свою длинную песню «тизи-тизи-тизи…», то начинаешь вспоминать, как давно ты их не слышал, кажется, что они и не улетали. Жаворонки прилетают сразу, как только потечёт талая вода с полей, и едва покажутся первые проталины. Их прекрасные песни радуют после зимней тишины и покоя. Не зря наши предки поклонялись жаворонкам, посвящали им специальную ритуальную выпечку и считали, что они уносят в рай души умерших. В эту весну жаворонки не прилетели. Им не дали улететь – потравили химикатами на родных полях вместе с мошкарой.

Красивая Меча от устья до Удриков.

В мае месяце наступает соловьиное время. Если вы любите слушать птичьи концерты, то лучшего места, чем левый берег Мечи, не найти. Надо оказаться весной, в майскую пору цветения черёмух напротив Красного Холма у подножия кургана. Считайте, что вам повезло, и вы попали на конкурс исполнителей соловьиных песен. Огромной эстрадой служит высокий берег реки с названием Удрики, нависающий над Красивой Мечой севернее Тютчево, покрытый редкими кустами черёмух, диких яблонь и, особенно, колючих груш, в которых птицы устраивают гнёзда. Невидимые исполнители занимают позиции длиной более пятисот метров.

Солисты стараются наперебой друг с другом, а мощность их голосов нарастает с приближением вечерних сумерек, которые наступают здесь раньше, потому что высокая гора прикрывает зарево закатного неба. Количество разнообразных трелей подсчитать трудно, наверное, нужно иметь хороший музыкальный слух. Сложность в том, что едва первый успевает закончить свою мелодию, как другой с азартом подхватывает эстафету, а немного в стороне ему помогают третий и четвёртый…, а потом первый начинает повторное выступление, но с новой песней. Ну, кто же ему запретит? Таковы соловьиные правила. У солистов разный тембр голосов, как и у людей. Не успеваешь всё запоминать и сравнивать. Такого нет нигде в мире. Разными трелями, которые не мешают друг другу, звучит вся огромная гора высотой в пятьдесят метров, наклонённая над Красивой Мечой. Чистый звук излучается в сторону, а не в небо, как повсюду, отражается водной гладью реки и усиливается, приобретает сочные обертоны. Неожиданно откуда-то появляется плутовка кукушка и начинает пересчитывать всё подряд без разбора: все птичьи гнёзда, спрятанные в кустах, солистов, количество разных мелодий и трелей. Задачка для неё явно непосильная. Кукушка скоро сбивается со счёта и начинает пересчёт сначала. Но решающее слово сегодня за вами. Вы сегодня представляете жюри – выбирайте победителя!

Знаменитые донские лягушки тоже пытаются участвовать в этих концертах и подражать солистам. Им далеко до совершенства, однако мелодии получаются! А может, соловьи копируют речитативы лягушек? Точно не скажу. Лягушачьи концерты оригинальны по-своему. В них слышны выступления самых громких солистов, а вся тысяча голосов сливается в великолепный хор. Оригинальность концерта в том, что он проходит, передаётся волной по реке, как эстафетой. Одни исполнители излучают свою мелодию, а другие – подхватывают, а первые – замолкают. Они, почему-то не поют все сразу? Появляется мелодия с верховья и приближается, нарастая лавинообразно и форсируя звук, поравнявшись со слушателем, достигает апогея и уходит вниз за горизонт. На минуту наступает тишина, а потом всё повторяется снова и снова, волна за волной. Концерт может длиться весь вечер. Могут звучать и неподражаемые сольные выступления. Соловьи чудными звонкими песнями обольщают своих подруг, а вот зачем нужно донским лягушкам хоровое, волнообразное пение? В этих концертах есть что-то родное, и прелесть, и очарование!

Необычные птичьи гастроли наблюдаются в периоды сезонных перелётов. Можно подумать, что через устье Мечи проходит стратегическая перелётная дорога с юго-запада на северо-восток. Возможно, гигантская буква «У», нарисованная руслами Дона и Красивой Мечи, служит для птиц хорошим навигационным знаком. Высоко в небе над Куликовым Полем пролетают огромные разветвлённые косяки лебедей, диких гусей, журавлей и уток, в составе которых можно насчитать несколько сотен особей. Крики пролетающего косяка слышатся издалёка. Если проследить за маршрутом, то заметно, как птицы придерживаются ленты Дона, который в этом месте делает крутой поворот.

Прощальные концерты во время перелётов поздней осенью – самые звонкие.

Вдруг появляется стая мелких птиц, украшенных цветным оперением, садится для отдыха на прибрежные кусты у реки. Кажется, пернатых больше, чем оставшихся последних жёлтых листьев. Через минуту роща взрывается хоровым пением, словно по команде невидимого дирижёра. Особенно певцы стараются, если видят появление человека. Стая поёт несколько минут, потом перелетает в соседние заросли и продолжает выступление.

Красивая Меча. Вид с Удриков.

За мелкими птицами ведут охоту степные соколы-сапсаны. Они постоянно парят над Удриками и окрестными полями. Если ваше терпение наблюдателя окажется крепче усердия птицы – охотника, то можно засечь падение сокола камнем вниз на добычу и даже увидеть удачный результат, который он уносит в лапах.

Но царь этих мест – почтенный ворон. Пара элегантных птиц устроила гнездо в железобетонной трубе-опоре линии электропередач, стоящей посреди поля. Едва растает снег, голос подают птенцы. Через определённое время настаёт время слёта воронят. Молодая птица встаёт на край трубы и начинает разминать, пробовать крылья. Несколько минут машет вхолостую – потом прыжок вниз и первый раз в жизни опора на свои широко расправленные крылья, неуверенное планирование, несколько взмахов и удача – идёт набор высоты! Больше меня, их первому полёту радуется старый ворон, который закладывает потрясающие фигуры высшего пилотажа вокруг воронёнка, подбадривая его. Птенцов может быть несколько и все слетают из гнезда друг за другом. В последующие дни можно наблюдать совместное величавое парение гигантов над полями. Иногда они забираются на такую высоту, что уже с трудом различаются, превращаясь в маленькие точки. Домой, в старое гнездо, через некоторое время возвращается только старая пара и до осени выращивает ещё один выводок.

Круглый год вороны не покидают родных мест и, кружа зимой над Подоньем, клекочут нам легенды и седые былины…

Удрики, цветущие над Красивой Мечой.

Разлилась над рекой соловьиная песня,

Прилетела кукушка рассветы считать,

Нарядилась Меча, как на свадьбу невеста,

Ну, а вам остаётся грустить и вздыхать.

У моих родников кружит ворона тень,

Открываются тайны заветные,

Торит тропки луна, и не вянет сирень,

И не гаснут мечты мои светлые.

Скоро, скоро года досчитают кукушки,

Поседеют все камни деревни моей,

Панихиду отслужат донские лягушки

И, прощаясь, зайдётся в тоске соловей.

Из книги «У моих родников»2018 года издания.

Николай СКУРАТОВ.

© kamenny-con