Приветствую Вас, Гость

                    Каменный Конь на Куликовом Поле

                                Историческая монография

                    Третье издание темы, переработанное, дополненное.

УДК 908(470.322)

ББК 63.3 (2РОС-4ЛИП)

С46 Скуратов Н.П.

Каменный Конь на Куликовом Поле. - Мичуринск: ИД «Мичуринск», 2017. - 256 с.

ISBN 978-5-98429-228-3

Открытие лебедянского Каменного Коня позволило вспомнить древние дороги Верхнего Подонья, осветить историю казачества региона, указать в селе Перехваль забытую братскую могилу и Куликово Поле, россыпи оружия на местах сражений Куликовской битвы.

Книга написана литературным стилем, рассчитана на широкий круг читателей и специалистов, с надеждой: историческая правда восторжествует.

Перелистайте забытые страницы истории Лебедяно-Данковского края – частичку истории Древней Руси.

© Скуратов Н.П., 2017

  Оглавление.

Где ты, Поле Куликово?

Предисловие к третьему изданию.

Введение в книгу.

Раздел 1. Два Каменных Коня.

    Введение в первый раздел.

    Глава 1. Лебедянский Каменный Конь.

    Глава 2. Каменный Конь. Измерения.

    Глава 3. Ефремовский Каменный Конь.

    Глава 4. Древняя мифология Красного Холма.

    Заключение к первому разделу.

Раздел 2. Древние дороги Верхнего Подонья.

    Введение во второй раздел.

    Глава 1. Донской водный путь и Столповая дорога.

    Глава 2. Турмышская дорога на Старый Данков.

    Глава 3. Дубок на Дрысинской дороге.

    Глава 4. Зеленковская дорога от Воргола до Дона.

    Глава 5. Ногайская дорога на Гусин брод.

    Глава 6. Михайловская дорога.

    Заключение ко второму разделу.

  Раздел 3. Древнее казачество Лебедяно-Данковского края.

    Глава 1. Экскурс в историю казачества.

    Глава 2. Сторожевая служба Лебедяно-Данковского края.

    Глава 3. Междоусобица.

    Глава 4. Основание нового Данкова.

    Глава 5. Казачьи поселения Лебедянского края.

    Глава 6. Большое Попово и Малое.

 Раздел 4. Свет забытой Непрядвы.

    Глава 1. Перед Полем Куликовым (вместо предисловия).

    Глава 2. Красный Холм.

    Глава 3. Две Непрядвы.

Приложение 1 (карты, схемы).

Приложение 2 (фотографии).

    Глава 4. Дорожная карта Куликова Поля.

    Глава 5. Куликово Поле.

    Глава 6. Последние бои Куликовской битвы.

    Глава 7. Могила Куликовской битвы.

    Глава 8. Куликовская битва. Оружие.

    Глава 9. Древнейшие памятники Куликовской битвы.

Заключение.

Примечания. Источники информации.

  Где ты, поле Куликово?  (Вместо рецензии).

  Гипотез о месторасположении легендарного Куликова поля, где произошло историческое сражение русского войска с Ордой, переломившее ход Истории, очень много. От категоричного отрицания битвы (всего лишь «стычка двух небольших отрядов»), до утверждения, что поле сражения располагалось на территории... Москвы. Литературы, исследований, статей читать, не перечитать.

  Две крупные претензии «предъявляются» сегодняшнему полю Куликову: небольшое количество археологических находок – следов битвы, и отсутствие мест захоронения павших воинов. Хотя ответ на одну из них вроде бы неплохо аргументируется: оружие собирали и уносили с собой. Однако обломки доспехов и оружия, предметы фурнитуры, крестики, наконечники стрел, тучей летавших между войсками, вряд ли были тщательно подобраны. А их тоже очень мало. Локализация захоронения павших – задача еще серьёзней. Ведь оно должно быть массовым, и расположено на достаточно обширной площади. А останков до сих пор не обнаружили.

  Наиболее доказательные факты исследователи пытаются отыскать в известных письменных источниках – русских летописях, монголо-татарских повествованиях, западных и ближневосточных хрониках. Сравнительный анализ их, между тем, точных ответов не дает, заставляя искать дополнительные сведения подтверждения той или иной гипотезы: в археологии, нумизматике и других науках. Передо мной две книги: «Загадки поля Куликова» историка и журналиста Юрия Звягина (2010 г.) и «Свет забытой Непрядвы» (2015 г.) нашего земляка, уроженца села Большое Попово Лебедянского района Николая Скуратова. Выводы их скрупулезных и трудоёмких исследований, увы, разнятся. Но и подходы авторов – разные. Взгляды на уже известные доказательства у Юрия Звягина, скажем так, более ироничные и скептичные. Фундамент его гипотезы – огромный объём цитируемых источников, в том числе оригинальных, летописных. Каков же окончательный вывод комплексного поиска? Реальное (не узаконенное историками) место битвы надо искать не в низовьях, а в верховьях рек Непрядвы и Мечи, близь тульского озера Волово, где проходил печально известный Муравский шлях – путь набегов татар на Русь.

  Работа Николая Скуратова по объёму привлеченных источников и оригинальности анализа, пожалуй, более интересна. В корпус источников вводятся булгарские летописи, использован достаточно убедительный метод «наложения» далеких событий на конкретный территориальный ландшафт. Интересен и топонимический посыл: в результате набегов орд Тохтамыша и Тамерлана население нынешнего Лебедянского и Данковского районов бежало поближе к Москве, «унося» с собой привычные названия. Так, по утверждению автора, вместо Берёзовой реки в окрестностях нынешнего Куликова поля появилась река Непрядва. Именно так на прежнем месте именовалась нынешняя речка Перехвалка. Смелые и весьма убедительные выводы, которые делает автор в результате анализа многочисленных источников, наблюдений и находок непосредственно на местности, внимательное и глубокое осмысление мифов и легенд края, прослеживание на основе этого путей передвижения войск приводят к неожиданному результату:

  «Историческое Куликово Поле находится на южной околице села Перехваль, километрах в трёх от речки Перехвалки (Нижней Непрядвы), на возвышенности с отметкой 199,3…», – утверждает автор. И далее: «Битва состоялась на окраине Куликова Поля, в междуречье Мечи и Дона... На это забытое поле идеально ложатся все древние документы и подробности, которые проигнорировали многочисленные исследователи Куликовской битвы».

  Локализовал он и место захоронения павших русских воинов в селе Перехваль. Самое важное доказательство – постоянное обнаружение костных останков при проведении земляных работ на обозначенной территории военных действий. По местам боёв, показанным в картах, с металлоискателем прошли самодеятельные поисковики и подобрали множество артефактов.

  Мы не ставим здесь цель подробно рассказать об уникальном труде земляка (докторской диссертации). Но вот что важно отметить: к работе этой следует отнестись со всей серьезностью. Прежде всего, надо подумать об организации масштабной археологической экспедиции для изучения территории, обозначенной автором как «настоящее поле Куликово». Обнаруженные артефакты наряду с авторскими аргументами могут радикально изменить перспективу далекого исторического события. Обозначить его де-факто.

  Нет, это не «революция» в исторической науке, а лишь утверждение того, что Куликовская битва была. Поиск истинного места сражения – не только утверждение достоверности, а и возвращение к полю русской славы, политому кровью защитников Родины.

  «Где ты, поле Куликово?» - статья в издании «Липецкая газета» №125, 30 июня 2016 года. // http://lg.lpgzt.ru/aticle/55742.htm

  Владимир Михайлович ПЕТРОВ (ф. 92), редактор отдела экономики «Липецкой газеты», член Союза писателей России.

  Предисловие к третьему изданию. 

  По своей сути, это уже третье издание сборника исторических тем, разработка которых начата в 2009-м году на основе русских и булгарских летописей Куликовского цикла. Книгу «Каменный Конь на Поле Куликовом» [16] можно считать рефератом или прологом более объёмной работы «Свет забытой Непрядвы» [36]. Автор решил вернуться к первому варианту названия, наиболее точно отражающему содержание. Мифологическая составляющая, с акцентом на чудесную природу края, опубликована в книге «Каменная сказка Верхнего Подонья» [15]. Все четыре издания позволяют проследить трудный путь к истине поэтапно.

  Разработка непрерывно продолжалась, материалы пополнялись, открылись новые факты, заменившие ошибочные предположения, пришли правильные мысли, учтены многие вопросы, поставленные читателями. Все новые сведения вносились в электронный вариант книги, опубликованный на сайте «Каменный Конь», который за несколько лет посетило более двух миллионов читателей – это и есть настоящий тираж. В прошедший период добровольные помощники нашли важные документы, подтвердившие и уточнившие открытия, чем восполнили пробел в историческом образовании автора. Поверьте, очень не просто ориентироваться в безмерном мире исторических документов, особенно, когда не знаешь, где их искать. На инженерном факультете меня научили профессионально ориентироваться в технической литературе.

  Тема Каменного Коня наполнилась самыми важными документами из архива РГАДА, которые хранятся в отделе «Дела Крымские», в которых однозначно говорится о Коне из устья Красивой Мечи, у которого грузилась экспедиция Голохвастова в 1499 году. Полностью подтвердилась версия, что все документы периода до Смутного времени относятся только к лебедянскому Каменному Коню, а после него – к ефремовскому. Разгадать эту историческую головоломку к моменту первого издания было невозможно.

  После выхода книг, в 2015-16 годах народные археологи бегло прошли по местам сражений Куликовской битвы и обнаружили россыпи оружия по всей зоне от села Перехваль до Красивой Мечи, и по её берегам от Дона до устья речки Птань. Найдены артефакты на площадке главного сражения в селе Перехваль. На приречных лугах Мечи, которые никогда не пахались, обнаружены обильные россыпи оружия (фото 92…96). Провести тщательные исследования и обнародовать результаты энтузиасты не смогли по ряду причин, включая юридический аспект.

  Главным ориентиром локализации поля сражения служит скромная часовня Рождества Христова, поставленная в наше время на фундаменте древней церкви, срубленной на Куликовом Поле по повелению Дмитрия Донского сразу же после битвы. Братская могила находится к востоку от часовни, а поле битвы к западу. От этого ориентира и следов ростовской дружины, в самой сече бившейся у Рыбного оврага, не следует отступать ни на сантиметр!

  Постепенно разматывается клубок документов. Все темы, заявленные в предисловии, развиваются последовательно и к концу повествования объясняются исчерпывающим образом.

  Введение в книгу.

  Рассматриваемый регион находился на южной окраине Руси, на перекрестии самых известных стратегических дорог древности, и регулярно подвергался атакам кочевников. В течение длительного исторического периода разорялась Рязанская Украина: уничтожались крепостные города, людей угоняли в полон, терялись документы, прерывалась связь поколений в преданиях. Каждый из народов: сарматы, скифы, хазары, половцы, татары – владели Диким Полем по нескольку веков. Ценой великих потерь огромное пространство досталось русским. Естественный вопрос: за что боролись? За сказочно живописную зону обитания в лесостепи, изрезанную оврагами. Здесь умеренный климат, все блага от чудесной природы: леса с удачной охотой, ягодами, мёдом и дровами, густая сетка рек с обилием рыбы и с безмерным водопоем, обширные пастбища, плодородные почвы. В период разбоя и разорения люди покидали обжитой регион, а легенды и привычные топонимы уносили за собой на временные или постоянные места обитания. Население постоянно множилось, земли-кормилицы не хватало, поэтому при первой возможности переселенцы занимали новые пространства или возвращались на выжженные исконные земли предков. Таким образом в массовом количестве возникли двойники в названиях объектов, которые внесли хаос в русскую историю.

  До сего момента никто не пытался распутать этот донской исторический узел. Чаще всего учёные выхватывали ошибочную версию, поверхностно казавшуюся наиболее правдоподобной, и делали её доминирующей. Да и разбираться-то было некому. Лебедянский край во все века служил разменной монетой, входил в состав Рязанского княжества, Воронежской и Тамбовской губерний, Рязанской и Липецкой областей. Уровень квалификации учёных нарабатывается веками. Профессионалы высокого класса всегда оставались в насиженных губернских городах, а что досталось Липецку? Уровень липецких историков ярко высветился в трагедии лебедянского Каменного Коня, поданной автором документально на блюдечке, и их неспособность вникнуть в неё. А уж запутанная история Куликова Поля... В 19 веке тамбовские учёные из Архивной Комиссии, по-принадлежности, пытались в ней разобраться (смотрите издания ИТУАК). Что они могли поделать, коли перечить царям не принято, а тягаться с блистательными Нечаевыми не под силу. Историю междуречья Дона и Мечи туляки обокрали дважды, всего лишь по одной фразе выхватили из контекста летописей о Куликовом Поле и о Каменном Коне: Куликовская битва была на Дону у речки Непрядвы; грузились в суда на Мече у Каменного Коня – и постепенно развивали и укрепляли свои позиции полтысячи лет. В результате получилась крупнейшая мифологизация в истории России, под влияние которой подпало население и официальная наука. Все дружно стали лукавить, яростно придумывать отговорки, зарабатывая на этом очки, но никто и никогда не сможет предъявить могилу воинов на ложном поле. Хотя, при желании или при необходимости фальсифицировать можно всё.

  Показательна кипучая деятельность тандема Двуреченский-Жуков, придумавших в последние годы массу новых наивных объяснений. В частности, они свели численность дружины Дмитрия Донского до семи тысяч, а число погибших – до двух. Для чего? Чтобы понизить количество покойников до минимума, и списать отсутствие братской могилы на официальном месте сражения на счёт епифанских мужиков, которые, согласно их выдумке, охотно растащили убитых по местным погостам. В 2014 году кладбище в Монастырщине обследовали ответственные археологи – Гоняный с Мошинским, обнаружили и пересчитали всех покойников более позднего периода, а нужных – так и не нашли.

  Первому ратному полю России досталась самая грандиозная историческая мистификация. После Куликовской битвы (1380) Рязанскую Украину разорили Тохтамыш (1382) и Тамерлан (1395). Случилось так, что беженцы унесли славные исторические названия вверх по Дону и Мече, при этом дали некоторым местным объектам привычные знаковые имена, а Берёзовую реку (Каенсу, по-татарски) переименовали в Непрядву. Русское население вернулось в край старой Непрядвы через 200 лет, к ещё незабытой могиле, а легендарные топонимы прижились и остались в Епифанском уезде, и послужили ошибочным указателем места Куликова Поля. Поле сражения у верхней Непрядвы окончательно назначил Николай I указом от 1836 года. Большинство людей в России положились на непререкаемое мнение Священного Синода и волю Государя Императора, основанных на пересмотре летописных сведений. К пятисотлетнему юбилею битвы бороться с государственной версией стало бессмысленным. Народная память угасала. Опрос коренных жителей Подмонастырской Слободы – самой древней в Лебедяни, проводил в наше время авторитетный лебедянский краевед Ю.А. Рыжков. Сменилось много поколений, однако в семьях Назаровых, Поляковых, Поповых, Часовниковых живёт предание, что их предки воевали в дружине Дмитрия Донского. Конкретных эпизодов Юрий Андреевич не выявил. Время…

  На рубеже 16-17 веков первый патриарх Русской Православной Церкви – Иов, с царского дозволения взялся увековечивать память о славных событиях двухсотлетней давности. Примерно в течение шестидесяти лет в зоне активных боевых действий в полном величии встали двенадцать храмов-памятников (рис. 8) и в Москве – Донской монастырь. В период правления Алексея Михайловича и патриарха Никона начался отход с исторических мест на берега новой Непрядвы. Деревянная церковь Рождества Христова – памятник в честь Куликовской битвы, стоявшая в Перехвали на поле главного сражения, обветшала. На её месте устроили часовню, а новую построили в центре села. Место старой церкви находилось в километре от жилых домов. После этих перестроек в 19-м веке, на площадке исторического Куликова Поля устроили улицы и распахали огороды. В завершение, прямо на братской могиле в 1991 году поставили новую сельскую улицу, а в наши дни при распашке огородов плуг постоянно выворачивает человеческие кости.

  Не менее удивительна судьба древнейшего памятника Руси – история Каменного Коня, служившего языческим божеством и оригинальным ориентиром на водно-сухопутном торговом пути в устьевой зоне Красивой Мечи. Его трагедия происходит от очередного разорения Лебедянского края в период Смуты и сразу же после него. В этот раз лебедянцы утекли вверх по Мече от завоевателей Заруцкого, Сагайдачного и от карателей елецкого воеводы Одоевского, а диковинному казачьему символу подыскали дублёра – большой валун, стоявший на трёх камнях, будто на ногах. От этих Каменных Коней казачьи патрули отмеряли свои маршруты: от лебедянского – до Смутного времени, а от ефремовского – после него.

  Все материалы книги обновлены в феврале 2017 года, опубликованы в полном объёме на страницах сайта «Каменный Конь» http://kamenny-con.narod.ru и открываются в меню, в колонке слева.

Николай СКУРАТОВ, член Общероссийского Союза писателей «Воинское содружество», академик ПАНИ.

© kamenny-con