Приветствую Вас, Гость

Куликовская битва – летописи, факты и двойники.

С самого начала следует иметь в виду, что речек с названием «Непрядва» в русской истории было две, и армия Мамая состояла из двух отрядов, и холмов, связанных с его действиями, тоже было два, и Каменных Коней - пара. От этих двойников идёт грандиозная историческая путаница с локализацией Куликова Поля.

Вторая Непрядва появилась с лёгкой руки беженцев на месте Берёзовой реки (Каенсу, по-татарски) после тотального разорения Лебедяно-Данковского края Тохтамышем в 1382 году и Тамерланом в 1395-м. Люди покинули опасную зону, и древний край опустел. Плодить двойников в топонимике – обычная практика переселенцев, а в этом случае, они перенесли славное название реки. Это далеко не первый случай. Существуют две Мечи, два Семенька, три Воронежа, три Сосны… Список гидронимов-двойников бесконечен. В исторической хронике после Куликовской битвы речек с именем «Непрядва» тоже стало две – загляните в булгарские летописи. Новая Непрядва впервые попала в русские документы о сторожевой службе от 1571 года, а потом – в межевые книги Епифанского уезда начала 17-го века. К середине этого века историческая народная память ослабла, и пришло новое поколение государственных деятелей, мнение которых документально зацепилось за новую Непрядву. Старая Непрядва, переименованная Дмитрием Донским в Славную реку, забылась и потерялась, её уничижительно свели до уровня Перехвалки. Братскую могилу Куликова Поля у храма Рождества Христова, срубленного Дмитрием Донским сразу же после битвы, для поминовения погибших, тоже забыли. Так появилось вопиющее несоответствие ориентиров официального поля сражения летописным указаниям Ростовской летописи:

«Ростовцы стояли крылом своим у большого оврага, идущего к реке Непрядве и селу Рождественскому, потом перешли ручей Верходубье и Липовой, впадающий в Смолку, где и бились с татарами, имея позади себя реку Непрядву и лес. В самой сече бились с татарами у Рыбного оврага, дошли до устья Утиного, впадающего в реку Смолку, дошли, наконец, и до Красного Холма» (см. примечание 54).

Это описание рельефа поля сражения с абсолютной точностью ложится только на изрезанную оврагами карту местности села Перехваль Данковского района. Сразу же после прочтения всех летописей – русских и татарских, осенью 2009-го, автор легко нашёл поле битвы в устье старой Непрядвы – современной Перехвалки, и всю историческую местность Подонья и Помечья исходил пешком, и всё увидел своими глазами. Здесь оно, историческое Поле Куликово – к западу от часовни Рождества Христова, и братская могила здесь – к востоку от неё, несмотря на потерю древних названий оврагов, и малых речек, включая забытое имя старой Непрядвы.

В последние годы поиском места сражения на официальном поле занимается археолог Олег Двуреченский. Специалист прошёл по трассе древней дороги, пролегавшей через устье верхней Непрядвы в сторону Рязани, нашёл два скопления артефактов, расположенных неподалёку друг от друга, и пришёл к выводу, что в этом сражении участвовали около пяти тысяч ратников. В сети опубликованы его интервью, фото и видеоотчёты.

Всё верно – Двуреченский честно выполнил работу и раскопал площадки локальных боёв, весьма вероятно, рязанских князей с кочевниками. Несмотря на уверенность археолога в своей правоте, к Куликовской битве эти места не имеют никакого отношения. Не там он ищет. Поэтому, примерно на порядок не сходятся цифры по численности воинов, и не обнаружены останки погибших, и уж летописные овраги крестьяне никак не могли распахать и таким образом выровнять местность. Полагаю, что на левом берегу Дона, служившем оборонительным рубежом на этой дороге, таких артефактов лежит гораздо больше.

Подобные бои или стычки происходили на всех дорогах древности. Однако имеется неоспоримый исторический факт, что даже в Вожской битве 1378 года участвовало до восьми тысяч рязанских и московских ратников против пятнадцатитысячной армии Бегича, служившего тому же Мамаю. Дмитрий Московский и Олег Рязанский привели дружинников из двух княжеств, и всего-то за два года до Куликовской битвы. Прикиньте, сколько воинов могли собрать князья с трёх десятков городов на великий поход 1380-го? Возьмите по одной-две тысячи ратников с каждого города, в итоге получится тысяч на сорок, как и утверждают некоторые историки – реалисты.

Удивляет здесь другое – позиция профессионалов, их недобросовестное отношение к летописным документам. Что, разве в университетах летописи Куликовского цикла не разбирали? Все проскочили мимо фактов, будто студенты-недоучки, сдавшие курс истории по шпаргалкам. В чём же дело? Все апологеты официальной версии уже 200 лет находятся под влиянием навязчивой идеи, рождённой Степаном Нечаевым в 1820-м году, поддержанной Церковью и утверждённой Государем в 1836-м, из сетей которой не могут вырваться до наших дней. Они, как фанатики, тупо верят только в неё, и выдумывают новые и новые объяснения в её защиту, невосприимчивы ни к какой другой информации, не считаются с указаниями летописей, вообще, берут под сомнение их подлинность и никогда не цитируют. Некоторые досужие исследователи, разочаровавшись в официальной версии, пускаются в крайность и сомневаются в самом факте исторического события.

Приведу основные цитаты из летописей, указывающие на отправные географические точки, на хронометраж событий, и покажу их на карте.

Булгарские летописи прямо говорят, что армия Мамая состояла из двух частей. Русские летописи это подтверждают:

«И в те времена ординские цари и ногайские мурзы с татары приходили в Росийские места войною сакмами: по 1-й, из-за Волги, на Царицынской и на Самарской перевозы, и через реку Дон на Казанский брод и на урочище Казар, где ныне город Воронеж, на Рязанския и на Коломенския и на иныя места; по 2-й перешод реку Волгу, а Дону реки не дошод, промеж рек Хопра и Суры, чрез реки Лесной и Польный Воронежи, на Ряские и на Рязанския и на Шацкия места, которою сакмою и Батый в войну на Русь шол» (37).

И ещё:

«И через несколько дней перешёл он великую реку Волгу со своими силами и другие многие орды к великому воинству своему присоединил. И дошёл до устья Воронежа и распустил всю силу свою» (25).

Меньшая часть татарской армии под началом Багуна, численностью в 14 тысяч, до пятого сентября стояла на Кузьминой гати южнее современного Тамбова, что на речке Цне, на дороге, «которою сакмою и Батый в войну на Русь шол». Группировка тысяч в пятьдесят, под командованием самого Мамая, три недели располагалась лагерем на Красном Холме одновременно «у Дона» и «у реки Мечи». Такое место может быть только в устье Красивой Мечи и за Мечой. Вспомните из «Задонщины»:

«У Дона стоят татары поганые, Мамай-царь у реки Мечи, между Чуровым и Михайловым хотят реку перейти и с жизнью своей расстаться нам во славу» (18).

Теперь ответьте на вопрос: как мог Мамай в один день восьмого числа пройти 90 км до верхней Непрядвы (Берёзовой реки, на тот момент), сражаться там три часа и прибежать обратно в свой лагерь? На это нужно не менее трёх суток. А вот от Перехвали до Красного Холма в устье Мечи около 20 км – в самый раз!

Про отряд Багуна, как о части мамаевского войска, сказано и у русских:

«Уже царь на Кузьмине гати стоит, но не спешит, поджидает Ольгерда Литовского и Олега Рязанского, а о твоих же сборах царь не ведает и встречи с тобою не ожидает, по письмам от Олега, и через три дня должен быть на Дону» (42).

Этот Багун прискакал на лебедянский Гусин брод утром седьмого числа. В 10-30 Семён Мелик докладывал:

«Уже Мамай царь на Гусин брод пришёл, и одна только ночь между нами, ибо к утру, он дойдёт до Непрядвы. Тебе же, государю, великому князю, следует сейчас изготовиться, чтоб не застали врасплох поганые» (44).

По Ногайской дороге от Кузьминой Гати до верхней Непрядвы 245 км, которые и за три полных дня не проскачешь, а до Лебедяни около 160 км – в самый раз, немного более двух. От Лебедяни до Перехвали около 15 км, а старая Непрядва названа здесь своим первородным именем. Гусин брод – Аказ-кичу или Лебедянская переправа (по-татарски акказ – это белый гусь – лебедь, кичу – переправа), напрочь выпал из внимания историков, его некуда было пристроить!

В татарских летописях река Нимряд (мутная вода) – это русская старая Непрядва, современная Перехвалка. Согласитесь, в словах «нимряд» и «непряд» есть созвучие.

«Летописная повесть» рассказывает:

«В шестой час дня появились поганые в поле, а поле было открытое и обширное», а потом: «И покрыли полки поле вёрст на десять» (50).

В этих фразах речь идёт о пространстве, которое заполонили войска противника, и о дистанции в десять вёрст, если её отмерить от русских позиций до Мечи. После её форсирования, практически, татары уже наступали на русский фронт и завязали бои с разведчиками из передового полка. Здесь идеально сходится хронометраж. Никто ещё не посмел оспорить факт, что битва состоялась в один день. От Нижней Непрядвы сходятся все расстояния. Ключевая роль Красивой Мечи, как линии отсчёта хронометража событий, в официальной версии умышленно замалчивается. До неё там, около 50 км по кратчайшей дистанции. Не сходятся никакие расстояния от верхней Непрядвы и нисколько не сходится хронометраж.

Самый древний источник «Летописная повесть» рассказывает:

«И гнали их до Мечи до реки, и там бесчисленное множество бегущих побили. Князья же гнали полки садомлян, избивая, до стана их, и захватили большое богатство, и всё имущество их, и все стада содомские» (67).

Понятно весьма чётко, обоз «садомлян» мог быть только за Мечой. Сначала громили на Мече, а потом брали обоз, а не наоборот – сначала брали и делили трофеи, а потом – добивали. Эту фразу некорректно трактовать, что их гнали «до стана», который по официальной версии назначен на Красном холме, возле верхней Непрядвы. Потом, значит, топили в Мече? Или, вообще, не топили? Ничего не вяжется с верхней Непрядвой!

Ответьте, где находится летописная точка «Березуй»? Официальная, ни на чём не основанная версия, указывает на родное село Матроны Московской.

Все источники, а так же предания села Дмитриевского, прямо говорят о точке на речке Вёрде южнее Скопина, в которой князь Дмитрий поставил Дмитриевскую церковь, с которой пошёл Свято-Дмитриевский Ряжский монастырь с храмом Сергия Радонежского. Встали «на этой стороне Дона» в местечке Березуй «в 23 поприщах от Дона, и тут соединились с литовскими князьями Ольгердовичами в 5 день месяца сентября»:

«И приспеша борзо на Дон, и наехаша великого князя Дмитреа Ивановича Московьскаго ещё об сю страну Дону, на месте рекомое Березуй, и ту съвокупишася» (38).

А как считать 23 поприща от Дона, если здесь по кратчайшей дороге на запад от Березуя до Дона около 50 км? Если умножить 23 поприща на 2,16, то получим 49,68 км. Совпадение идеальное! В Древней Руси поприще состояло из двух вёрст или из тысячи саженей (41).

Устье верхней Непрядвы отстоит от точки Березуя на 64 км. Войско князя Дмитрия перемещалось по стратегической Татарской сакме, в сторону Багуна. Получается, мимо устья уже проскочили. Багун 5-го числа покинул стоянку и поскакал на соединение с Мамаем в сторону лебедянского Гусина брода по Ногайской дороге. В этот же день, после доклада разведки, состоялось совещание в Березуе, на котором русские и литовские князья приняли решение изменить направление и дальше идти по Дрысинской дороге в сторону Красного Холма.

Холмов, связанных с именем Мамая, в летописях отмечено два: Красный Холм в устье Мечи и безымянный, с которого он руководил битвой. Второй расположен на расстоянии двадцати км от первого, или в десяти от Красивой Мечи. Во всех источниках говорится, что Мамай наблюдал за битвой с вершины холма – с безымянного холма:

«Безбожный же царь Мамай, выехав на высокое место с тремя князьями, наблюдает людское кровопролитие» (62).

                                                            Каменный Конь, он же сказочный Конёк-Горбунок

 

Световид

 

Красный Холм своим названием обязан двум нерукотворным языческим капищам, населённым каменными статуями. Здесь представлены Конёк-Горбунок, Световид, Велес, Колобок, Змей-Горыныч, Макошь – Золотая Баба и их каменные алтари. В известной легенде рассказывается о панике, которая обуяла татар, великое множество которых немилосердно порубили, а другие в Мече утонули, а те, что переправились на другой берег, от ужаса окаменели. Как тут не поверить, если за рекой на подъёме, стоят эти самые окаменевшие люди и кони!

Красивая Меча. Вид с Удриков

От Красного Холма получила своё определение река Красная Меча (Кызыл Мича, по-татарски) – нынешняя Красивая Меча. Мича с угорского языка коми-кыв переводится очень просто: красивая! Наша речка дважды красивая: первый раз по своей природной красоте, а второй – по языческой вере – красавица!

Наконец, позвольте спросить: откуда, на каком основании появился Красный холм возле Куликовки-Телятинки? Плод вымысла…

В данной статье разобраны только ключевые важнейшие моменты. Все сведения из русских и булгарских летописей кричащим образом ложатся на Лебедяно-Данковские поля, где найдены россыпи оружия и братская могила в селе Перехваль.

Историческая монография «Каменный Конь на Куликовом Поле» в полном объёме опубликована на сайте http://kamenny-con.narod.ru

Примечания и источники информации данной статьи относятся к 4-му разделу «Свет забытой Непрядвы», которые открываются в меню сайта или по ссылке http://kamenny-con.narod.ru/index/primechanija_istochniki_informacii/0-67

Николай СКУРАТОВ. Октябрь 2018 года.

© kamenny-con