Приветствую Вас, Гость

Каменный Конь и месть языческих богов

Эта вандально-мистическая история уже много лет творится на берегах Красивой Мечи, набирая сюжеты прямо на моих глазах. Изначально, она связалась с древним дворянским родом, владевшим селом Иншаково-Тютчево с эпохи Петра Великого. Самый известный представитель рода, Филипп Петрович Пальчиков, был сподвижником царя, мастером корабельных дел. Последний из них, Николай, отмечен предводителем лебедянского дворянства, и жил в Тютчеве вплоть до революции. 

  Курган Волотова Могила

В «Книге Большому Чертежу» от 1627 года говорится:

«С правыя стороны, пала в Дон речка Лебедянь, а на усть её на Дону город Лебедянь, от Донкова до Лебедяни 20 вёрст. А ниже Лебедяни, вёрст с 8, пала в Дон река Быстрая Меча; на усть реки Мечи с вышныя стороны Волотова Могила».

Расстояния надо умножить на 1,6 – тогда они отразятся в километрах. Известно, что от Лебедяни до Данкова 32 км, а до устья Мечи – 13.

Каменная баба

Значительные курганы кочевники отмечали каменными бабами. Несколько истуканов, украшая живописную панораму Красивой Мечи, смотрели с высокой кручи на восток, стараясь разглядеть за дальним горизонтом своих братьев на острове Пасхи. Тамбовский историк Алексей Норцов написал о них в «Адрес-календаре» от 1903 года:

«Село Волотово. На устье Красивой Мечи, в 5 верстах от села, возвышается огромный курган «Волотова (т.е. богатырская) Могила». На вершине кургана в начале 19 века стояли каменные бабы, брошенные владельцем села в реку. В сороковых годах одна такая баба из целого тёмно-серого камня, вымытая вешней водой, была найдена близ устья реки Лебедяни. Баба была изображена в обнажённом виде, неуклюжей, с едва вырезанными чертами лица, рук и туловища; вся выпуклость головы сливалась с телом; живот подпоясан будто по кафтану. По преданию, «Волотова Могила», место погребения Кунама».

Кунам, он же Куман – князь куманов – половцев, соответственно, каменные бабы были половецкими или скифскими. Кто теперь разберётся? Курган кажется огромным, если смотреть с левого берега Мечи. Его высоту подчёркивают два овражка, промытые в склоне горы с левой и с правой сторон. Экспедиция исследовала курган в начале 20 века и откопала скелет половецкого хана. После археологов, на наше обозрение остался неглубокий двадцатиметровый кратер раскопа, хорошо заметный. Копать глубже чем на два штыка, здесь не получится – упрётесь в каменную платформу. Высокий берег, на котором стояли идолы и курган, в наше время называется Удрики. По своей сути – это береговая часть исторического Красного Холма, можно сказать, его фасад. Севернее Волотовой Могилы в берегу промыт короткий и глубокий Красный буерак, и в нём тоже лежат фигуры людей и животных, включая статуи двуликого Световида и двух Коней, живого и мёртвого. Все персонажи вместе с половецкими истуканами-чурбанами входили в состав древнейшего языческого капища, которое в древности называли Чуровым. На Красном Холме до шести недель стоял Мамай перед Куликовской битвой. Именно, про это место в устье Мечи у Дона говорится в «Сказании о Мамаевом побоище»:

«У Дона стоят татары поганые, Мамай-царь у реки Мечи, между Чуровым и Михайловым хотят реку перейти и с жизнью своей расстаться нам во славу».

Со времён крещения Руси живёт жестокая традиция топить идолов в реках и озёрах. Тютчевский помещик ей не изменил. По приказу Пальчикова, мужики скатили истуканов с высокой кручи, и они утонули в реке. Об этом факте долго помнили старожилы, и я в детские годы читал статью в районной газете, а публикацию историка Норцова совсем недавно нашла Лидия Сергеевна, моя любезная помощница из Липецка.

    Каменный Конь, он же сказочный Конёк-Горбунок

Каменные бабы лежат на дне Красивой Мечи уже 200 лет. С какой стороны не рассматривай этот случай, получится, уничтожать любые памятники – кощунство. И не подумайте, что подонки жили только в средние века. В наше время вандализм, производный от невежества, доведён до циничного совершенства. Прямо на моих глазах и при свидетелях, под объективом фотокамеры, в 2009 году скульптор Коновалов заявил: «Глава приказал привезти его сегодня» – и увёз исторического Каменного Коня на Кудыкину гору. Какого Главы? Лебедянский – решительно отмежевался. В ответ на мои протесты, в этот же день прозвучала мысль «адвокатши» вандалов – мадам Украинской: «Там ему будет лучше, больше народу увидит». Фраза сразу стала крылатой. Потом слышал её многократно от всех компетентных лиц. Исторический памятник, известный в летописях с 1499 года, казачий символ Сторожевой черты 1571 года, талисман моих предков – детей боярских, руками гнилой липецкой элиты сорванный с исторического места, превращён в пошлый сувенир. За этот подвиг в 2018 году конокрад получил медаль «За заслуги перед городом Лебедянью», радуется и здравствует, и работая в составе Лебедянского фонда культуры, размножает опыт.

Погром на Руси продолжается и в наши дни. Андрей Кайсаров, русский офицер и профессор, собрал скудные языческие первоисточники, уцелевшие только в архивах Западной Европы и составил в 1810-м брошюру «Славянская и российская мифология», в которой отметил природную статую Конька-Горбунка:

«Мифологическое существо Полкан или Полуконь. Полуконь охранял солнечных коней Световида, коней богов солнца или богов-громовержцев. Среди полуконей русские Конёк-горбунок, Сивка-бурка и т.д. По внешнему виду он вполовину или намного меньше героических коней бога, он невзрачный, иногда уродливый даже (горб, длинные уши и т.д.). В метафорическом смысле он именно Полуконь-получеловек: понимает дела людей (богов и бесов), говорит человеческим языком, различает добро и зло, активен в утверждении добра».

Описание идеально совпадает со скульптурным изваянием. Более того, у странного коня висит длинный язык, поэтому он обязан быть говорящим. Он же на летнем фото Сивка, опалённый солнцем, а на осеннем – Бурка, бурый от влаги и мха. Поставим себя на место древних русских людей, которые боготворили коней, и что же получается – найден оригинал? Конёк-Горбунок стоял, над ключевым бродом Мечи, на древнейшей Столповой дороге. Весть о нём в течение тысячелетий разносили по свету путешественники. Люди придумали миф, его записал Кайсаров, а «Сказку о Коньке-Горбунке» сочинил Ершов в середине 19 века.

Световид

А что же прочие слабоумные геростраты? Хотите мистических историй? Читайте. Языческие боги стали мстить, и пошла цепочка преждевременных смертей или странных происшествий. По факту утопления истуканов, я стал свидетелем того, как Световид отплатил роду помещика Пальчикова, той же монетой, руками потомков тех же мужиков.

В прошлые века мосты через небольшие реки ставили на дубовых сваях, забитых в речное дно. На сваи крепили накат из брёвен, а на накат укладывали настил из толстых каменных плит. Во время весеннего половодья уровень воды поднимался выше настила, и ледоход проходил сверху, не причиняя вреда. После ухода воды, примерно через месяц, движение возобновлялось. Тютчевский мост стоял в километре от устья Красивой Мечи. Удрики начинаются выше него. В тридцатые годы двадцатого века мост ремонтировали. Строители обновили дубовые конструкции и, для устройства настила проезжей части, взяли гранитные надгробия с кладбища Никитского храма – сняли с семейного некрополя дворян Пальчиковых. В тот исторический период дворянские могилы уничтожались повсеместно. Надгробия топили в реках. В этот раз мужики решили, что хорошо обработанные каменные блоки топить нерационально, их можно пустить в дело. Заодно устроили повод поглумиться над памятью ненавистного барина.

Тютчевский мост, вернее, место на Красивой Мече, где он раньше стоял

Мы, деревенские мальчишки, ходили на мост купаться и ловить рыбу. С удивлением разглядывали полированные чёрные и красные плиты с крестами, читали надписи на старинном языке и спорили между собой, какая буква как произносится. По этим надгробиям, по мосту, рассчитанному под гужевой транспорт, стала ходить тяжёлая техника. Не вдруг, летом 1963-го провалился трактор. Его вытащили буксировкой на тросах, а когда тащили, совсем разрушили мост. Надгробия остались лежать на дне Красивой Мечи рядом с истуканами. Барин утопил память о половцах, а Световид стёр память о нём.

Где сейчас эти господа Пальчиковы? Остались ли их потомки, знают ли они об этой мести? Ничего не слышно. Похоже, весь их род пресёкся. Мы-то помним этот урок. Неужели так и будем рушить мавзолеи, крушить памятники – стирать память о предках и предыдущих поколениях? Они мстят нам за это нашими же руками. Ситуация в государстве периодически меняется. То, что кажется противоречащим идеологии или религии сегодня – через годы воспринимается по-другому. Вот только памятники вернуть удаётся не всегда.

Каменный Конь в плену у вандалов на Кудыкиной горе

А дальше – больше и ужасней. Через полгода после увоза Каменного Коня, погиб его покупатель и заказчик. Блистательного предпринимателя Уваркина, прибывшего в московскую командировку, выбросили из окна высотного дома. Затоптал его сказочный Конёк-Горбунок – хранитель человеческого достоинства. В Липецке Сергея вспоминают часто, как великого деятеля культуры, мецената и благотворителя. Как бы то ни было, а разрушать чудесные природные ландшафты хороший человек не станет, ни под каким предлогом. И летать он не умел.

Автор убедительной отмазки – мадам Украинская, занимавшая должность хранительницы чудесной лебедянской природы, вскоре умерла от рака. Сбылась её мечта – там ей будет лучше. Липецкая пресса не посвящала таких душевных некрологов даже матери Терезе. Остались поля, засыпанные удобрениями и химикатами по колено, и реки с отравленной водой. Лишились мы хорошего эколога.

Хозяин автобазы Терехов, поучаствовал в вандальном деле техникой, поэтому Конёк-Горбунок всего лишь ласково лягнул его копытом, не стал добивать в автоаварии. Ждёт, когда у него заговорит совесть, и подаст платформу, для перевозки Горбунка взад.

Лебедянский «министр культуры», мадам Соболева, скоро умерла от того же рака, и не успела довести до конца благородный приказ мадам Дураковой из Липецка: давить и не пушшать ни в какие двери Скуратова, несогласного с разорением чудесной природы края. Верится, что апостол Пётр принял её у всегда открытых врат, и терпеливо поджидает остальных.

Обаятельная красавица, мадам Дуракова, высокий пост покинула, и теперь надзирает за детьми, контролирует процесс воспитания новых вандалов.

Сцена конокрадства

Знаете, станешь вот так рассказывать людям эту трагедию, каждый раз находится некто и ставит логичный вопрос с подковыркой: а что же Коновалов, почему же не наказан по справедливости? Думается, он нам ещё нужен, как хороший специалист по перевозкам валунов, поэтому его боги не трогают. К тому же, все мои знакомые в один голос твердят, что он очень хороший душевный человек и большой любитель лошадей. Это у него генетическое, от предка, от коновала – превращать исторических коней в сувенирных меринов. Ему совсем не больно – он же каменный. Напомню, Пальчиковы ждали своей участи полтораста лет. Пусть пока развлекается, и населяет уродливыми железными ангелами родную Лебедянь. Кто отвёз туда – повезёт назад, а Лебедянский фонд культуры нам поможет.

А что же учёные невежды из Липецка? Эти – грамотные, обхитрят любого, даже самого пытливого бога. Директор Найдёнов, унаследованный от культуры, не вникая в исторические документы, походя перечеркнул историю древнейшего памятника Липецкой области, механически следуя христианскому завету: идолов топить, жечь, уничтожать. Безграмотный экспертный археолог Чалых, никогда не признающая документов, живёт по понятиям. Сомневаюсь, что она умеет читать по-русски и имеет нормальное зрение. Маститый краевед Клоков лукаво промолчал – это его противный стиль. Титулованный историк Бессуднов не понимает факт существования древнейшего исторического памятника в Липецкой области. Ну, что вы хотите от формалистов? Все документы я им принёс на блюдечке, и специально для них напечатал книгу «Каменный Конь на Куликовом Поле».

Фамилии-то все какие! О чём-то говорящие.

Слышу реплику:

– Все у тебя плохие! Есть ли хоть один нормальный эрудированный историк?

Отвечу чётко:

– В Липецке – нет! Они здесь ещё не родились, а нынешние профессора – страдают невежеством и лукавством.

Липецкая область образовалась недавно, 65 лет назад. За такой срок научная школа не вырастает. На это уйдёт лет этак 200. Бывают исключения. Под руководством гения научная школа растёт быстро. Не мечтайте. У нас таких не замечено. В нашем крае хорошие историки были, да все вышли сто лет назад. Они остались в Тамбове, после передачи Лебедянского уезда в Рязанскую область. Получилось так, что тамбовские ушли, а рязанские прийти не успели. Чехарда с перекройкой границ, на пользу истории не пошла. Шустрые туляки воспользовались моментом. Они бесхозную историю Каменного Коня подобрали и прилепили к своему «козьему» валуну, как столетием ранее подобрали Куликово Поле, потерянное в результате перекройки границ княжеств и губерний 400 лет назад, и поставили памятник в совершенно неподходящем месте.

В Управлении природы Липецкой области историю Каменного Коня слушать отказались. Они историческими памятниками не занимаются. С другой стороны, в Дирекции по культурному наследию не охраняют памятники природного происхождения. Недоумеваю: кто же охраняет историю Сапун-горы, пропитанной русской кровью? А природные холмы-курганы: Мамаев и Малахов? И летописные речки Нева, Вожа, Угра, Красивая Меча – у нас тоже не исторические памятники?

Тамбовские историки Пискарёв, Гедеонов, Чулков, Норцов – росли на Тамбовшине 250 лет и оставили нам массу интереснейших сведений о Лебедянском уезде. У них не было сомнений в исторической ценности величайшего памятника Древней Руси. В показанном выше «Адрес-календаре», Алексей Норцов пишет точный адрес:

«Лебедянский уезд. Река Красивая Меча.

В старину на реке находилась пристань. Когда в 1499 году был отправлен посол к Баязиду, в свите было много купцов, ехавших в Азов и нагрузивших барки у «Каменного Коня», на Красивой Мечи».

  Свастика (слева) и Колоксай (в центре) - солнечные символы славян

В Красном буераке солнечный Колобок катит свастику – древний символ солнцеворота. Свидетельство историка, Е.Л. Маркова, от 1896 года, нашёл Андрей Шаталов в книге «Донская Беседа». Православный митрополит сознательно не отметил языческие объекты:

«Игнатий (писарь в экспедиции митрополита Пимена 1389 года – примечание Н. Скуратова) точно также не упоминает о некоторых других очень заметных и известных в старину урочищах Донского берега. Так, например, он проехал, ничего о них не упомянув, мимо Волотовой могилы, немного выше устья Красивой Мечи, мимо «Каменного Коня», у устья той же Мечи, мимо Галичьей горы и т.п. Нельзя же предположить, чтобы столпы Донской Беседы или Каменный Конь Мечи, несомненно, представляющий собою древнее языческое божество, обычное олицетворение солнца – появилось на Дону после Пимена».

Внизу страницы 238 имеется примечание №145 от А.Н. Бессуднова, походя отодвинувшего Коня из устья на 50 вёрст вверх по Мече:

«Иначе называется Конь-Камень – причудливое нагромождение глыб кварцитового песчаника на склоне долины реки Красивой Мечи близ села Козье (в настоящее время Ефремовский район Тульской области)».

Как говорится, уплыл профессор на волне некомпетентности, к тулякам с подарком. Уж молчал бы, как Клоков, не позорился. Сравните с делами простых пытливых людей – с Лидией Сергеевной или с Андреем Викторовичем, но не они сидят на должностях.

Длинная получилась статья, но хочется показать мнение самого авторитетного историка из Воронежа, Леонида Вейнберга, сказанного в очерке «Дон, река в Европейской России», которая напечатана в «Большом энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона», СПб, 1897 год, Т.11, стр. 38:

«В глубокой древности на Дону были известны только 4 пристани:

У Каменного Коня, или Конь-камня (на устье Красной Мечи ниже г. Лебедяни);

В Тешеве (ныне уездный город Задонск)…».

Марков, Вейнберг, Норцов, Беляев, Звягин – кругом великие говорящие фамилии! А на их фоне: Бессуднов, Найдёнов, Чалых, Клоков и прочая мелочь: Украинская, Соболева, Дуракова, Коновалов, Пальчиков – тоже говорящие…

Самое главное! Найден первый летописный документ по истории лебедянского Каменного Коня, который опровергнуть невозможно! Его открыли не вы – спесивые лукавые деятели, а историк-любитель Юрий Звягин из Петербурга (РГАДА. Дела Крымские №2, страницы 515-621, 894-921):

«№60. 1499, марта 16. Посольство от великаго князя Ивана Васильевича в Кафу и к турецкому султану Баязету с Александром Голохвастовым.

1. Лета 7007, марта 16 день, отпустил князь великий гостей Доном на низ в судах; а с ними отпустил в Кафу к Баазит салтанову сыну к Шигзоде салтану, да и во Царьгород к Баазит салтану к турьскому с грамотами Олешу Голохвастова, да с ним послал подъячего Илейку, Юшкова шурина; а клалися в судно на Мече, у Каменово Коня. А толмач с ним Михал.

№81. 1502, апреля 29. Посольство от великаго князя Ивана Васильевича к кафинскому султану Махмет-Шихзоде с Александром Яковлевичем Голохвастовым.

Посольство от великаго князя в Рязань о проводе кафинскаго посла до Дона.

А как его князь великий отпустил, и он под них подо всех дал подводы до Мечи, а послал с ними людей проводити их до Дону, а на Дону дал им судно, да и корм им дал до Азова»

Умойся! Липецкая шушера! Не пора ли покаяться, заняться историей и вернуть древнейшие памятники Руси на исконные места? Ах, да! Борьба с язычеством…

Вся гнусная эпопея погубления Конька-Горбунка липецкими деятелями, опубликована на моём сайте. Смотрите документальную статью «Хромая Лошадь» http://kamenny-con.narod.ru/index/kamennyi_con/0-5

Блистательная история лебедянского Каменного Коня, основанная на книге И.Д. Беляева «О сторожевой службе…», 1846 года издания, в развёрнутом виде показана на моём сайте http://kamenny-con.narod.ru/index/kamennyi_kon/0-26

          Славный русский Конь!

Не спасу тебя.

Гаснет мой огонь…

Ты прости меня!

Для справки: «Скурат» – это чёрт, в переводе с литовского. Не сочтите меня литовцем. Прозвище, ставшее фамилией, мои предки получили от лютых врагов в средние века. Видно, сильно им досадили дети боярские, защищая Каменного Коня.

За сим, подписываюсь говорящей фамилией: СКУРАТОВ.

© kamenny-con