Приветствую Вас, Гость

  Раздел 3. Древнее казачество Лебедяно-Данковского края.

      Содержание 3 раздела:

  Глава 1. Экскурс в историю казачества.

  Глава 2. Сторожевая служба Лебедяно-Данковского края.

  Глава 3. Междоусобица.

  Глава 4. Основание нового Данкова.

  Глава 5. Казачьи поселения Лебедянского края.

  Глава 6. Село Большое Попово.

  Глава 1. Экскурс в историю казачества. 

 В последние десятилетия тема казачества стала модной, публикаций появилось много. Однако нет конкретного ответа на вопросы: где прародина особенного казачьева народа, откуда он появился? Существуют гипотезы, версии, предположения. Всё гораздо проще... Казачество произошло от воинских людей Верхнего Подонья и других крепостей юга Руси, которые несли сторожевую службу. Их список известен: Дедилов, Епифань, Старый Данков, Ряжск, Новосиль...

  Всё развивалось постепенно, естественным путём. С глубокой древности воинские формирования делились на пехоту и конницу, которые в свою очередь подразделялись на тяжёлые и лёгкие, в зависимости от вооружения и экипировки. Лёгкая кавалерия не пряталась в доспехи, отличалась высокой мобильностью, предназначалась для военной разведки и полковой службы. Такие служилые люди были всегда. Как бы их не называли с древности, однако, эти воины имели все качества казаков, которые нам известны. Сторожевые казаки отличались от полковых особой выучкой, джигитовкой, удалью, знанием природных условий. Особенно сильно их роль проявилась на окраинах государства, соседствующих с агрессивными мобильными кочевниками, после падения татаро-монгольского ига. Государи стали укреплять южную границу, спрос на разведчиков и дозорных резко возрос. Пополняли ряды казачества новые воинские люди, поверстанные из других категорий служилых людей. Их обучали, платили соответствующее жалованье. Профессия стала престижной, заслуженно снискала себе высокую славу. Казачьи слободы и станицы, на начальном этапе неподконтрольные царской воле, заняли земли Дикой степи и Нижнего Дона.

  Другую категорию служилых людей составляли дети боярские. О них никогда не вспоминают – уж больно неблагозвучно для нас представлены: вместо вояк – какие-то «дети», каких-то надменных бояр – напрашивается аналогия с современной «золотой» молодёжью. А дело было совсем не так. Бояре делились на две категории: на высшее сословие, которое правило государством, и на воинских служилых людей. Первая категория нам навязчиво известна, как консервативная партия, строившая козни царям, которые им в отместку рубили бороды и головы и резали длинные рукава на кафтанах. Вторая – служила тяжёлой ударной кавалерией, закованной в латы. Дети боярские – это сословие потомков княжеских дружинников, получивших столь странное наименование после упразднения княжеской удельной власти. Далеко не сразу их стали называть драгунами. В эпоху средневековья регулярной армии на Руси не существовало. Гарнизоны крепостей составляли государевы служилые люди: дети боярские, стрельцы, казаки, пушкари... Каждая категория выполняла определённые функции, однако воины могли верстаться (переходить) из одной в другую. За службу получали жалованье деньгами и земельными наделами, селились вместе, и образовывали военизированные поселения: дети боярские – сёла, а казаки и прочие – слободы. Во время воинской службы и практической деятельности каждое сословие приобрело свои специфические особенности. Сообщество людей с особым жизненным укладом в последние пять веков называлось казачеством.

  На плодородных землях Подонья русское население росло быстро и стремилось осваивать новые территории. По правилам того времени семья переселенцев могла покинуть прежнее место, если кто-либо из родственников оставался на старом подворье, а иначе люди считались беглыми. Первая волна в сторону Нижнего Дона пошла уже в 14 веке, как только переселенцы почувствовали скорый крах Золотой Орды. Татары, турки, запорожцы, поляки, литовцы яростно препятствовали русской колонизации всеми способами, вели войны и совершали разрушительные рейды по землям Рязанской Украины.

  То казачество, которое мы знаем, появилось в конце 14-го века. Гребенская летопись, утраченная в 20-м веке, употребляла термин «казаци» и сообщала об их участии в Куликовской битве:

  «Там, в верховьях Дона, народ христианский воинского чина, зовом казаци, в радости стречающе Дмитрия со святыми иконы и с кресты, поздравляющее ему о избавлении своем от супостатов и приносящее ему дары от своих сокровищ, иже имяху у себя чудотворные иконы в церквах своих» (1).

Дмитрий Донской - фреска в Успенском соборе Кремля.

  Донские казаки подарили Дмитрию Ивановичу икону Донской Богоматери. Он увёз её в Коломну и поставил в Успенской церкви, построенной им же. Донская икона двухсторонняя. На обратной стороне имеет изображение Успения Божией Матери. В Москву её перенёс Иван Грозный после взятия Казани, а для церкви в Коломне сделали список. Перед походом царь останавливался в Коломне и молился у этой иконы, зная, что она помогла в своё время его предку Дмитрию.

  По мнению В. Безотосного казачество средневековья возникло «в результате особых условий на степных просторах между Московской Русью, Великим княжеством Литовским, Польшей и татарскими ханствами. Процесс происходил после распада Золотой Орды в постоянной борьбе с многочисленными противниками вдали от развитых культурных центров» (2).

  Первое документальное упоминание о городовых казаках имеется в сохранившейся летописи 1444 года при описании битвы с царевичем Мустафой:

  «Великий князь послал князя Василия Ивановича Оболенскаго, и Андрея Федоровича Голтяева со двором своим, и мордвов на лыжах против Мустафы. С одной стороны ударили при речке Листании на султаново ополчение мордвы, вооруженные сулицами, рогатинами и саблями; с другой казаки рязанские, имея такое же оружие и лыжи» (3).

  Казаки по обстановке меняли тактику и воевали не только в конном строю, а лыжные атаки отмечены и в более древней летописи. Вспомним повесть о Евпатии Коловрате, который ставил свою дружину на лыжи и атаковал войско хана Батыя ещё в 1237 году, нанося большой урон его коннице, вязнувшей в глубоком снегу. Этих воинов ещё не называли казаками, а вот военная тактика осталась прежней, унаследованной с древних времён.

   Изучая русские летописи, можно проследить истоки зарождения самого термина. Обратимся к военной кампании 1380 года и посмотрим, что говорилось о всадниках периода Куликовской битвы? Разведка контролировала положение армий и её деятельность была важнейшим звеном в данной военной кампании. Многократно посылались дозоры, которые приносили ценные сведения. Успешные действия разведчиков особо отмечены в летописях, их командиры названы поимённо: Семён Мелик, Игнат Крень, Фома Тынин, Петр Горский, Карп Олексин, Петруша Чюриков, и «иных многых с ними ведомцовъ поляницъ» (4) – знатоков полей, а по сути – казаков Верхнего Подонья, лихих всадников степи, которые ведали и могли «казать» – рассказать о диких полях и показать дороги. До термина «казак» оставалось совсем недолго. Он уже просился с меткого русского языка. Термин «казать» – в значении рассказывать употребляется и в наши дни. Проследите словообразование в русском языке: черпать – черпак, тесать – тесак, казать – казак… – всё просто, однако не сразу. Свой информатор – это рассказчик – казак, а чужой, захваченный в плен – язык. Казаки – это сообщество, из которого происходили эти ведомцы, рассказчики.

  Книга «Иллюстрированная история казачества» объясняет:

 «По-татарски и по-турецки «гозак», или «гузак», значит легко вооружённый конный воин, воин без доспехов, без кольчуги, без шлема... Таковыми и были первые казаки» (5).

  Определение точно соответствует военному образу казака. Однако слова татарские неблагозвучны для русского разговора – представляется кое-что голое, как бы с заднего фасада... Если точный татарский термин «гозак» связать с русской функцией воина-разведчика – «казать», то получится, что надо! Что тут гадать? Превосходный строй живого русского языка!

Иван Грозный - портрет из музея Вологды.

  Казаки постепенно занимали новые земли и через Верхнее Подонье перетекли на Нижний Дон впереди пограничной сторожевой линии, которая, то интенсивно продвигалась на юг, то откатывалась назад под давлением врагов. Люди Лебедяни, Данкова и Нижнего Дона гутарят и гуторят на сходном диалекте, пока ещё не совсем забытом. Казаки, составившие особое Донское казачество, поначалу не зависели от Руси и имели выборное самоуправление. В.Н. Татищев считал историю Войска Донского с 1520 года. Донцы нанимались на службу к русскому царю. За храбрость при взятии Казани в 1552-м Иван Грозный даровал им реку Дон. Восстание Балаша (1633) и Степана Разина (1670-71) подорвало мощь казачества, их вынудили присягнуть Алексею Михайловичу в 1671-м. Пётр I создал регулярную армию, резко ограничил вольницу и сформировал казачьи полки, которые составили особый вид лихой русской кавалерии, наводившей ужас на врагов империи от Тихого океана до блистательного Парижа. Весь период своего существования Войско Донское испытывало давление русских царей. Становилось тесно на Дону в рамках имперских законов, казаки уходили за Урал, заняли земли до Тихого океана, проникли на Аляску. Жажда воли и нового непостижимого пространства заложена в генах этого воинственного народа. С переносом границы государства в места удалённые, казачество стало терять свои практические основы, а на новые земли уходили не все.

  «К середине 18 века Воронежская и Ростовская земли были заселены. Появились города, слободы, хутора. Острогожский казачий полк утратил своё значение, и в 1765 году Екатерина II его распустила. Правительство лишило казаков привилегий, уровняв с остальным населением страны»(6).

  Рядовые казаки стали называться государственными войсковыми обывателями, а дети боярские – крестьянами однодворцами. С исчезновением конницы, как рода войск, миссия казачества исчерпалась. Большевики упразднили казачье сословие вместе с другими. С приходом почвообрабатывающей техники вымерли многочисленные землепашцы – лошадники, которые стали лишними в казачьих станицах. Формула казака известна – воин-землепашец, он же всадник на коне. Технический прогресс прошлого столетия принёс другой образ жизни, и всё теперь другое: донские броды давно потерялись, исчерпал себя всадник и конный землепашец, стали не нужными военизированные поселения, поэтому нет больше казачества. Что тут поделаешь? Вышли кони из употребления, невозможно восстановить древний казачий уклад, не вернуть былое. Воин на броне – это не казак, а мотопехотинец, десантник. Чем отличаются друг от друга десантники, пограничники, «ряженые» казаки? Традициями братства. А боевая выучка первых превосходит всех, потому что приложена к конкретным делам, и укомплектованы они из представителей всего населения России. В современном обществе – обществе равных возможностей, сама мысль о восстановлении сословий кажется странной.​

Примечания и источники информации открываются в меню сайта. Продолжение темы "Казачество..." открывается в меню сайта на странице "Сторожевая служба Лебедяно-Данковского края". Последняя правка в феврале 2017 года.

Николай СКУРАТОВ.

© kamenny-con