Приветствую Вас, Гость

  Глава 3. Две Непрядвы

  В исторической действительности, до Куликовской битвы, существовали две реки, две Непрядвы: верхняя и нижняя, которые впадают в Дон с правого берега на расстоянии 70-ти километров одна от другой. Нижняя старая Непрядва – это нынешняя речка Перехвалка, а верхняя – современная Непрядва.

   Возврат в предыдущую главу «Красный Холм» http://kamenny-con.narod.ru/index/krasnyi_kholm/0-16

  Современная Перехвалка - нижняя Непрядва (старая, забытая).

  Булгарские летописи рассказывают свою версию: Дмитрий Донской переименовал Непрядву и назвал её «Очень Славной рекой», а старое название отдал реке Каенсу, дотоле называвшейся Берёзовой рекой (26). О переименовании Дмитрий Донской объявил сразу же после победы, и булгарские летописцы немедленно перевели и зафиксировали новое имя – Субар. С прославленными речками или с селениями всё логично, в истории человечества такое практикуется, а вот факт переименования верхней реки – весьма сомнительный. Отмечать блестящую победу новыми наименованиями – это правильно, но зачем трогать другую речку, не имеющую к битве никакого отношения? Тем более что сама, реальная Берёзовая река обозначена на картах в Берёзовке, в которой Юрий Нечаев-Мальцов поставил поминальный Дмитриевский храм. Кто-то здесь заблудился?

  Практика подсказывает вполне реальную историю. Переносить старые названия на новые места – довольно частое явление в России. Вот только хорошо бы понять, когда и почему это произошло? К примеру, существуют в этом же регионе две реки Семенёк. Обе вливаются в Красивую Мечу с правого берега: нижняя – на расстоянии около 25 км от устья, а верхняя – в городе Ефремове. Сосны тоже две: Быстрая и Тихая. Воронежей целых три: Лесной, Польной и просто Воронеж. Мечи тоже две: одна из них Красивая, а другая, просто Меча – впадает в речку Проню южнее Рязани. В этом явлении «виноваты» переселенцы, которые приносили на новые места старые привычные названия рек, деревень и даже городов. Если учесть, что заселение Верхнего Подонья и Рязанского края в первом тысячелетии шло с берегов Днепра по Сейму с переходом на Быструю Сосну, то Меча Красивая появилась первой, как и нижняя Непрядва. Она и у татар называется вполне созвучно – Нимряд. Ещё один пример, в тот же период, по тому же маршруту на Рязанщину переехали другие двойники – Трубеж и Лыбедь.

   Понятно, что обе Непрядвы появились в период заселения края, а в какой момент потерялась первая, нижняя? Если невозможно отыскать прямые русские документы, то можно попытаться понять причины. Для того, чтобы отыскать основные точки в документах, нужно разобрать комплекс косвенных свидетельств, карт разных эпох, проанализировать события.

  Скажу сразу: если даже не было никакого переименования нижней Непрядвы, то её естественным образом потеряли в двух первых веках после битвы и почти забыли. А в период последней волны заселения края она вошла в противоречие с верхней Непрядвой, поэтому была растоптана в Перехвалку.

  Старую Непрядву навсегда «потеряли», заменили Славной рекой в самый неудачный момент – накануне тотального разорения края. В 1382 году по этим местам прошёл Тохтамыш, а в 1395-м – Тамерлан, которые по свидетельствам летописцев разорили край на обе стороны от Дона. Митрополит Пимен отметил сильное запустение в 1389 году: там, где прежде стояли цветущие города, были одни развалины, а людей совсем не видно (подробное цитирование смотрите в главе «Донской водный путь и Столповая дорога»). Начиная с этого момента, набеги по древним сакмам проходили более двухсот лет. А куда подевалось местное население? Думаете, уничтожили всех поголовно? Так не бывает. Большинство сразу же покинуло смертельно опасное междуречье. Крепостные города лежали в руинах, защитников больше не было. Люди перешли в более спокойные места повыше Старого Данкова, под защиту других крепостей и унесли с собой древние милые названия. А какие имеются основания, чтобы так утверждать? Карты на стол!

Куликово Поле - карта-схема

  Самую древнюю из них, показанную на рисунке «Куликово Поле», удалось реконструировать в наше время, а точнее, строго следуя по маршруту ростовской дружины, нанести на современную карту топонимы и гидронимы, взятые из Ростовской летописи, в которой подробно описана топография поля битвы:

  «Ростовцы стояли крылом своим у большого оврага, идущего к реке Непрядве и селу Рождественскому, потом перешли ручей Верходубье и Липовой, впадающий в Смолку, где и бились с татарами, имея позади себя реку Непрядву и лес. В самой сече бились с татарами у Рыбного оврага, дошли до устья Утиного, впадающего в реку Смолку, дошли, наконец, и до Красного холма» (27).

  Доложу вам: копать лопатой овраги, для подгонки под древнюю летопись, не пришлось – все они сохранились и даже подросли. Не мудрствуя лукаво, просто взял я современную карту устьевой зоны Перехвалки (Непрядвы) и очень быстро подобрал подходящую площадку с оврагами, точно по раскладу, и в полном порядке их поступления в ростовский протокол. Перехвальская орлиная лапа, нарисованная оврагами, показана на всех картах и сразу бросается в глаза. Знаменательно, такая же лапа орла служит известной символикой и в когтях хранит «Державу». Оппонентам советую проделать тоже самое на официальном поле. Если не получится, можете потренироваться – попробуйте подобрать любое другое место в России, на которое так чётко ляжет боевой маршрут. Уж потом не говорите, что это простой плод воображения Артынова, записанный в окрестностях моей деревни Скуратовки Заречной.

 

  Артынов – бедный краевед, беспристрастно скопировавший летописный текст, эти места не посещал, не оставил нам записи о такой поездке, так что сжульничать не мог. Он не указал, где находится площадка битвы. Полагаю, вообще не знал о существовании Перехвалки. Бесспорно, текст писали сами ростовцы. У них было достаточно времени, чтобы изучить местность и зафиксировать всё в подробностях по горячим следам. Каждый занимался своим делом: кто-то восемь дней рыл могилу и хоронил, а кто-то писал. Достоверные сведения идеально ложатся на карту окрестностей села Перехваль, на современные овраги и речки – вот и получилась абсолютно точная реконструкция. Проще говоря, словесный портрет потерянной и забытой местности идеально совпал с её вновь обретённой фактурой. Как это сделано, подробно раскрыто далее, в главе «Куликово Поле».

  Уважаемые оппоненты! Эти параметры значатся только в Ростовской летописи! Если Ростовская летопись такая фальшивая, а господин Артынов вам совсем не нравится, как копировальщик и человек, то откуда в вашем официальном обороте появился Красный холм и село Рождественское, само поле битвы, изрезанное оврагами, которые в срочном порядке после битвы, согласно вашей хитроумной уловке, засыпали (запахали плугами) яростные епифанские крестьяне? Русские Гераклы! Разумеется, они же растащили и попрятали 20000 трупаков по своим домам? А вот ленивым перехвальским крестьянам не удалось пашню нивелировать – овраги вдруг резко подросли, потому что очень не любят, когда рыхлят почву на их берегах. Мягкую почву любит размывать мокрая дама по имени «Эрозия», видно, вам совсем не знакомая. От неё пришлось ставить заградительные дамбы, сажать деревья и кустарники. Ещё бы лет сто – всё бы сожрала, и пахать стало бы нечего. На фотографиях это очень наглядно.

  Дон – он, общий для всех версий и двух Непрядв, а Меча, единственная, но слишком далёкая от усадьбы Нечаевых, поэтому выброшенная на свалку истории. Как аргумент, у нечаевцев осталась только верхняя Непрядва. Впрочем, самые «мудрые» трактуют простой термин «устье» Непрядвы шиворот навыворот. Это они, в поисках истины, ушли даже с берегов Дона на Волово озеро, а самые шустрые удрали с берегов Дона и верхней Непрядвы аж в саму Москву, к чёрту на Кулишки.

  Подлинники летописей о Куликовской битве физически не могли сохраниться, поистрепались от просмотров, повторив судьбу других популярных древних документов. Представьте, сколько студентов и учёных листало их за столетия? Остались копии или списки, переданные в другие монастыри, однако им приходится верить. Особенно, в данном конкретном случае, когда точные ориентиры из Ростовской летописи идеально совпадают с топографией перехвальского поля и сведениями из других источников.

Перехваль на карте 1790 года

  На карте Данковского уезда 1790 года два противолежащих пальца лапы орла – два оврага с одинаковым названием Градский и Градской, держат Куликово поле. Они ограждали фланги русского фронта и были специально нанесены на карту, чтобы Славное Поле не потерялось в эпоху затаптывания истины. Эта карта стала последним документальным ответом патриотов – хранителей памяти, на инсинуацию у верхней Непрядвы, показанную на карте Епифанского уезда десятью годами ранее. Большего они сделать не смогли. Карта региона многократно перекраивалась, и Перехваль побывала в составе разных губерний, что привело к потере преданий и документов. Село входило в состав Ранненбургского уезда на период 1780 – 1805 годов вместе с Данковом, терявшим статус города (28). Под крышей Рязанской губернии на карту проскочили важные отметки: два Градских оврага и церковь Рождества Богородицы.

Перехваль на современной карте 

  Теперь смотрим карту Епифанского уезда от 1780 года, которая, в известной степени, соответствует современной топографической карте района, и сравниваем её с картой-реконструкцией «Куликово Поле». И что же видим? Читаем, видим и сравниваем пакет близко однородных топонимов в обоих районах да к тому же, примерно соответствующих их географическим раскладам там и тут в пределах определённой зоны. Несмотря на то, что территория у верхней Непрядвы получилась гораздо обширней, не все летописные, овеянные славой названия туда переселились. Не хватило усердия и пунктуальности. Перенесли самые героические: Верходубье, удачно прикрывавшее правый фланг, Рыбный, который перерезал поле битвы пополам и воспрепятствовал полному окружению русской армии, и речку Смолку, за которой прятался Засадный полк. Там овраги Рыбий верх и Дубик впадают в Непрядву, а не в Смолку, вопреки указаниям Ростовской летописи. Смолка там впадает в Непрядву, а не в Дон (ошибка картографов). А вот самые поздние отметки – Градский овраг и овраг Градской вообще не переехали – о них епифанцы пока не знали, поэтому дублёров им не подобрали. Даже если бы и знали, то на момент 1780 года, с их точки зрения, они казались народным вымыслом, вроде Славной реки, затоптанной ещё в 16 веке. Проще всего было подыскать новый Большой овраг – у верхней Непрядвы овраги водятся в изобилии (эти почему-то не запахали?), а возле Перехвали он – единственный, который впадает в нижнюю Непрядву, поэтому служит точным указателем села Рождественского и места Ростовской дружины перед битвой. В Перехвали не заблудишься потому, что «было поле то тесным между Доном и Непрядвой». Не пытайтесь положить маршрут Ростовской дружины на ложное поле у другой Непрядвы – не получится. Он подходит только перехвальскому полю, что говорит о приоритете всего пакета названий. Здесь оно, историческое Поле Куликово!

Карта Епифанского уезда 1780 года

  Что произошло в реальной жизни? Понять не сложно. Беженцы перенесли массу названий с нижней Непрядвы вверх по Дону на другую – пакетом. А почему бы и нет, если здесь тоже течёт Непрядва? А другую их часть перетащили вверх по Мече в Воловский район, где появился Гусин Брод-на-Мече и ещё один Красный холм, давая повод трактовать «устье» вверх тормашками. Сама Великая Непрядва осталась бесхозной, её имя обрекли на забвение после переименования в Славную реку, а тут подвернулся случай положить привычные и святые названия на новое поле. Хотели, как лучше. Уверен, не обошлось здесь без прямого участия ветеранов Куликовской битвы, тех, которые были нетранспортабельны, долгое время оправлялись от ран в местных селениях, остались калеками. За короткий период самой битвы названия мелких речек запомнить нереально, а вот в период выздоровления, года за два до нашествия Тохтамыша – в самый раз. Было время почтить память погибших товарищей, выучить местные названия объектов, политых собственной кровью, ставших теперь историческими метками, а вскоре пришлось покинуть славный край, и появилась вынужденная возможность увековечить всё на новом месте. Исследователи официального поля утверждают, что заселение местности начиналось с 14 века. Здесь не могло обойтись без организатора, владевшего землями, который всё расставил по новым местам. Уж не там ли лежат корни рода дворян Нечаевых?

  Сравните карты. Топография, разумеется, не совпадает, поэтому маршрут ростовцев не ложится на тульское поле. Однако в новом районе появились: Смолка, предположительно, вместо речки Оболешинки, балка Рыбий верх (овраг Рыбный, у Перехвалки), Большой овраг, серия из трёх оврагов и речек по имени «Дубик» (Верходубье), а самое интересное – на месте Монастырщино появилось село Рождественское у Большого оврага – лихо появилось, но ушло впопятную! Любопытно, что «переехала» сама Лебедянь (51) и разместилась в соответствующем старому географическому положению месте – южнее Непрядвы и этих Дубиков километров на восемь, возле поселения Первомайское, но на этот раз подальше от тревожного Дона. Жаль, что оно теперь значится всего лишь урочищем. Заметна естественная трансформация названий. Почему перехвальское Верходубье выражено во множественном числе? А вы на карту посмотрите – оно ветвится на несколько потоков. И сами покажите, где здесь Верхний, Нижний или Средний Дубик?

Урочище Лебедянь на современной карте

  Ситуация с переселением прямо аналогичная со случаем в Бруслановском стане, где беженцы перетащили топонимы с Красивой Мечи в Измалковский район, а всю историю Каменного Коня – в Зеленковский стан. Недобросовестным тулякам – это в радость. Царские указы пишутся для важных объектов, а в таких случаях предписания не нужны. Народ называл объекты произвольно, очень часто давал им привычные имена, принесённые со старого места – так возникали двойники.

  Неизменными остались Смолка с Непрядвой и, конечно, Дон, как главные ориентиры легендарного Куликова Поля. Подкреплённые теперь туманными, отчасти искажёнными, однако героическими преданиями, к моменту 1780 года все названия воспринимались как исконно местные – прошло четыре столетия! Появилась даже Зелёная Дубрава. А вот Красивая Меча, протекавшая в 50-ти км к западу от деревни Куликовки-Телятинки, на новом месте перестала служить ориентиром – её отбросили, и к нашему времени совсем перестали вспоминать. Степану Нечаеву оставалось всё подхватить и в 1820 году написать письмо тульскому губернатору. Мнимое поле у Телятинки, очутилось на собственных землях помещика, государственного деятеля и яростного патриота. (Подробнее о роли Нечаева смотрите в главе «Перед Полем Куликовым»).

 Славная, Перехваль, Глинка, на карте 1821 года

  Вернёмся назад, на рубеж 16-17 столетий, и посмотрим, что происходило у победной Славной реки? Возрождённая Лебедянь и село Перехваль появились в документах с 1613 года, а новый Данков с 1619-го. Разумеется, многие поселения возникли несколько раньше переписи, с момента организации Сторожевой службы. Служилые люди – бывшие княжеские дружинники, получили земельные наделы и образовали новые поселения. К примеру, сельцо Лебедянское Городище известно с 1605 года. Лет за двести история с переименованиями канула в Лету. К этому моменту место Куликова Поля помнили священнослужители, немногие жители, всегда остававшиеся в родных местах, служилые люди, вернувшиеся на земли предков. Все они хранили предания и речку называли, как повелел Дмитрий Донской. Мои фантазии? Отнюдь. Из татарских летописей имеем Субар – Славная река, плюс факт из местной топонимики. Современная деревня Плехотино, стоящая по-соседству, в другие времена носила разные наименования. Была она Старое Спешнево, а в самом начале – Славная! Как показано в списке поселений и на атласе 1821 года.

  А как вам понравится Победная под Скопиным, в точке летописного Березуя, наречённая в честь славной победы? Об усечённом в исторических правах Березуе расскажу подробно в отдельной главе – знаковая точка того стоит.

  Таким образом вместе с Градскими оврагами, для нас проскочила ещё одна подсказка в том же документе. Неизвестный рязанский автор, мой принципиальный предшественник, старался вовсю! Своё необычное говорящее имя деревня получила от имени реки, однако в наше время речка называется «Вислая». Если разобрать гидрологию Перехвалки с её притоком Вислая, то они больше подходят под старую Непрядву по длине и по водности.

  Народная память умирает постепенно, ей трудно противиться официальной версии, легенды гаснут... Печатное слово, даже неверное, закрепляется твёрдо. В «Книге Большому Чертежу» от 1627 года значится одна Непрядва – новая верхняя, и река Перехвал (подробно историческая ситуация того периода раскрыта в главе «Междоусобица»). Никто не посягнул только на Победную – оказалась далековато от Перехвала, под ногами не мешалась.

  Вслед за сторожами появились новые поселенцы Данковского уезда, которые метко поймали ситуацию, сложившуюся к 1571 году: если героическая Непрядва находится там, то здесь – непонятно, за что перехвалённая Славная река?! Наверняка, среди них были люди с верхней Непрядвы, вернувшиеся через 200 лет на землю предков (Ишутины, Оболешины), «разъяснившие» местным ситуацию с Куликовым полем, поэтому появилась «Перехвалка», имеющая в названии сильно язвительный оттенок иронии насчёт славы этой реки: «Спешнево в верховье речки Перехвалки…». А ещё в документах 1627 года числится «сельцо Перехваль (Хрущёво, Большое Селище) на реке Перехвали под Романцовским лесом» (29). Как видим, село за короткое время успело сменить несколько имён, а речка именуется то так, то этак. В документах встречается и самый прямой и жёсткий вариант – «Перехвал».

  О Перехвали говорится:

  «Село Перехваль на речки на Перехвалки. А в селе церковь древена клецки во имя Рождества Христово. А в церкви Божие милосердье оброзы и книги и ризы, и колокола и всякое строенье мирское. Да на церковной земли поп Мартин, пономарь Кондрашко Ондреев» (30).

  Сорока лет хватило, чтобы ко времени первой переписи «разобраться» со Славной рекой. Самая ранняя дата основания села известна из владельческого документа Василия Соседова:

  «А владеет он тем поместьем по выписи Осипа Секерина да Добрыни Русанова 122-го году (1613/14)» (31).

  Село Перехваль с историческим Куликовым Полем в 1613-м году вошло во вновь образованный Лебедянский уезд и в 1628-м ещё значилось в нём (32). Его после всех неурядиц передали Данковскому уезду, а место славного Поля показательно вырезали ломаной линией из состава лебедянских земель. Перекройка границ уездов с расчленением территории Куликовской битвы, произошла в 1638-м году, во время очередной крупной реорганизации сторожевой службы (подробнее смотрите в главе «Сторожевая служба Лебедяно-Данковского края»). Нижняя Меча, на которой добивали войско Мамая, оказалась в Бруслановском стане Елецкого уезда. Вот вам и весь расклад.

  Спросите, что это за Большое Селище, в чью честь? Однозначно, памятное место летописного села Рождественского. И Селище, и Городище – это имена, говорящие о том, что привязаны они к местам старых поселений, имевших до разрушения статус села или города. Имя Лебедяни воскресло в сельце Лебедянское Городище. А количество поселений на благодатных землях Данковского уезда в этот момент было весьма незначительным, по-сравнению с Лебедянским и Елецким, поэтому их число пополнили несколькими сёлами соседнего уезда, включая Перехваль. Видимо, русский народ неохотно заселял эти опасные места на развилке Ногайской дороги, приводившей кочевников с Дикого поля.

  Сравните, что весомей: не успевшая созреть, растерзанная и предавшая государя Лебедянь, служившая разменной монетой в период Смуты, или крепкий древний Данков, давший отпор всем супостатам? Судьбу нижней Непрядвы – Славной реки вручили данковским помещикам, а у них во владении уже были свои собственные Непрядва и Смолка. Это сыграло роковую роль, потому что свой выбор они уже сделали. Юридически упустив Куликово Поле с Перехвалью, лебедянцы потеряли практический смысл за него бороться. Отстаивать наименования и историю рек соседних уездов стало делом абсурдным. Результат известен: верхняя Непрядва уничижительно восторжествовала над Славной рекой, окончательно превратив её в речку Перехвалку. Этот факт впоследствии сыграл главную роль в назначении поля битвы на землях данковского помещика С.Д. Нечаева. Память гасили долго и, когда маховик набрал обороты, Степан Дмитриевич решил эту проблему внутри уезда в 1820 году, написав письмо Тульскому губернатору.

  Не могу не отметить. В 1822-м умер первый из рода Нечаевых – Дмитрий Степанович. Возможно, у отца и сына было разное мнение по месту дислокации поля Куликова. Возможно, после этого у сына развязались руки. А тогда, чего же так долго ждали? Это всего лишь догадка, которую невозможно подтвердить. Однако, в 1833-м Степан Нечаев, занимая пост обер-прокурора Священного Синода, в явном виде «продавил» вопрос перед царём. В 1836-м году Николай I своим указом назначил Куликово поле на ложном месте.

  Русская Непрядва – это трансформированное от угорского «Нимряд», которое означает «невкусная, непитьевая вода» (33). Можно понять, как сначала вместо Нимряд стала более понятная «Нипряд», затем «Непряд», которая недопряжа, а потом следовало добавить «ва» – вода, река, и получилась легко произносимая русская Непрядва – река, которая совсем не прядётся. В устной речи на местном диалекте звучит ещё проще – «Нипрядва».

  В русских летописях Непрядва значится в комплексе с другими объектами региона: с Доном, Мечой, селом Рождественским – этого было достаточно, излишне распространяться летописцы не стали. Один из основных ориентиров – село Рождественское – уничтожили, а другой – реку Непрядву – переименовали, а факт переименования не зафиксировали в русских документах и забыли. А почему? Сработал фактор неприятия – просто язык не повернулся! В народной памяти навечно закрепилось название речки, на которой одержана блистательная победа. Встаньте на место предков и попробуйте написать: «Победу в Куликовской битве одержали на реке Славная». Что, не получается? Со славным Сталинградом такая же ситуация! Сама история приготовила этот казус. Лет через двести в новых документах новые события стали фиксировать в привязке к речке Перехвалке. Такова обычная историческая практика. Посмотрите, часть людей у нас родилась в Ленинграде, а другая – уже в Санкт-Петербурге. Тем не менее, в русских летописях привязка достаточно точная и содержится в цитате:

  «Уже Мамай-царь на Гусин брод пришёл, и одна только ночь между нами, ибо к утру, он дойдёт до Непрядвы» (34).

  Гусин брод – в Лебедяни, а нижняя Непрядва (Перехвалка) в 15 км выше по Дону. В ту эпоху расстояния отмеряли днями пути или суточными интервалами. В документе речь идёт о второй части армии Мамая, ведомой Багуном от Кузьминой гати, которая прискакала на Гусин брод 7 сентября. Эти факты подробно раскрыты далее, в главе «Дорожная карта Куликова поля». В этот момент другая Непрядва не светилась.

  Разорённые земли междуречья от Московского княжества перешли к Рязанскому по договору от 1483 года. Сразу же после Стояния на Угре в 1480 году и падения татаро-монгольского ига, русские князья взялись строить новую Русь и наводить порядок в окраинных землях юга. В договоре взаимосвязаны уезд «Романцов весь» и Меча. Со времени Куликовской битвы прошло всего сто лет, а верхняя Непрядва ещё не попала в документы. Уезд Романцов своим наименованием увязан с обширным Романцовским лесом, покрывавшим зону междуречья от устья до нижней Непрядвы. Историки до сей поры спорят: кому принадлежали эти земли? Нижняя Непрядва всё ставит на свои места: и Куликово поле, и русские земли. Нимряд (Непрядва), с точным указанием, где она находится, сохранилась в булгарских документах. Для татар ситуация была другая, подумайте сами... С лёгкостью отразили они и новое название – «Очень Славная река», переведя его на свой язык, как Субар. Разгромили войско Мамая, а Булгарское государство существовало ещё лет двести и хранило документы.

  На государственном уровне Куликово поле вспомнили в эпоху Ивана Грозного. Приближался 200-летний юбилей, а великая победа служила знаменем в борьбе с татарами. Икону Донской Богоматери, подаренную казаками Дмитрию Донскому перед Куликовской битвой, его потомок – Иван Грозный, брал в поход на Казань в 1552 году. После победы на Волге русская экспансия пошла на юг – Подонье стали заселять, для контроля путей набегов на Русь ставить сторожи. В это время без труда нашли верхнюю Непрядву в соседнем регионе, которая попала в документы о сторожах в 1571-м и неоднократно приведена в источнике:

  «Из Епифани: Сторожа вверх Сукромны и Непрядвы, а сторожам на ней стояти из Епифани трём человекам» (35).

  К этому моменту прокралась в русскую историю глобальная ошибка. Но сильна ещё была церковная память и народная память о яркой победе, и имелись исторические первоисточники. Период времени до Раскола Церкви в середине 17 века был гибридным. В нём всё смешалось. Одновременно фигурировала верхняя Непрядва и Красный холм за Красивой Мечой, Гусин брод в Лебедяни, точка Березуя возле Скопина, Кузьмина Гать на Цне. Память о битве была увековечена установкой храмов и наименованием пунктов в местах её прохождения. Появились: Димитриевское, Сергиевское и Тютчево на Мече, Славная у речки Перехвалки. Были восстановлены: Дмитриевское с монастырём на Вёрде, Рождественский престол в церкви села Перехваль и другие. Русская Православная Церковь начала грандиозную работу по установке храмов-памятников, о которой подробно рассказано ниже, в главе «Древнейшие памятники Куликовской битвы». С противной стороны историки вынуждены были начать «исправление» фактов и навязывать свои варианты развития событий, что нашло отражение во вторичных документах (в публикациях) от середины 17 века, и продолжается бесконечно. Постепенно стали исчезать памятные наименования, а вместо них появились придуманные: Кузьмина Гать-на-Мече, Красный холм у верхней Непрядвы, Зелёная Дубрава, Рождественское. В 2005-м ошибочное место Куликова поля утвердили окончательно и бесповоротно. Какая была им разница, где праздновать, а уж поминать – тем более. Есть такое понятие: устоявшаяся общепринятая версия, чаще всего, базирующаяся на неистребимых и живучих мифах, которая всегда утверждается голосованием. Она победила. Истину всегда понимает меньшинство, она легко пробивает дорогу только при поддержке прозорливого правителя, что бывает весьма редко. Сразу же вспоминается судьба Галилея…

  На карте Епифанского уезда 1780 года у новой речки Смолки обозначена деревня Смолка (Оболешино). Первое название деревни отражает старое имя реки – «Оболешинка», впадающей в Непрядву. К моменту издания карты поселение переименовали, а речку назначили Смолкой с самого момента переселения. В момент издания карты епифанцы проговорились. Что поделаешь? Правила требовали указать старое название. К тому же владельцы села носили фамилию Оболешиных. Весьма вероятно, по древнему названию реки.

 Устье Перехвалки слева в зарослях. Панорама левого берега Дона

  Могу заявить, что древняя речка Смолка впадает в Дон в современной деревне Селище, а её название тоже потерялось. Место Смолки с абсолютной точностью и достоверностью выводится из Ростовской летописи. Эта речка называется Глинкой в межевых документах начала 17 века, и с 18 века на картах Данковского уезда. Своё новое имя речка получила потому, что со своими притоками стекает с глинистого холма, на котором стоит село Перехваль. И ещё, в самом центре села на высоком левом берегу реки существовал глиняный карьер. Речка несла жёлтую глину, как бы подчёркивая уничижительное отношение к местным преданиям, противоречащим фальшивому месту Куликова поля.  В наименованиях «Перехвалка» и «Глинка» просматривается намеренная процедура уничтожения конфликтных прославленных гидронимов. Было вызывающе подчёркнуто, что здесь никакая не Славная река, а незаслуженная Перехвалка, не легендарная Смолка, а всего лишь – гадкая Глинка. Однако это и служит дополнительной уликой.

  Историки и исследователи, спуститесь вниз по Дону на 70 км к нижней Непрядве – Перехвалке и к Глинке – Смолке, к братской могиле на перехвальском поле, соберите остатки оружия на Лебедянских полях, сильно выбитых чёрными копателями – у вас сойдутся все вешки, и восторжествует истина. Но, тогда придётся переписать самую яркую часть Российской истории.

Примечания открываются в меню сайта.

Продолжение смотрите в главе "Дорожная карта Куликова Поля. Часть 1" http://kamenny-con.narod.ru/index/put_na_pole_kulikovo/0-18

Николай СКУРАТОВ. Последняя правка в январе 2021 года.

© kamenny-con