Приветствую Вас, Гость
  Глава 5. Ногайская дорога на Лебедянь.
  Дороги, именовавшиеся «Ногайскими», расходились лучами от столицы Булгарского царства Сарая-Берке, потом ещё и ветвились. Перемещения по Ногайской дороге рассматриваемого региона контролировали конные казачьи патрули, поэтому наиболее ценные исторические сведения имеются в документах о сторожевой службе конца 16-го и начала 17-го веков.

  В зоне междуречья Дона и Воронежа с юга на север по водоразделу пролегал Дивьев шлях. Его же в разные времена и на разных участках называли Воронежской или Данковской дорогами. С юго-восточного направления приходила Ногайская дорога. Участки этих крупнейших трасс древности можно проследить на местности.

Гусин брод в Лебедяни

От лебедянского Гусина брода (ф. 50), на котором стоит новый мост, и в наше время можно подняться на Тульскую улицу, которая называется так не случайно – по ней Ногайская дорога уходила в сторону Тулы и перекрещивалась в районе сарматского городища у села Слободка с разобранными выше. Теперь здесь проходит асфальтированное шоссе по водоразделу Красивой Мечи и Ракитянки через поселения Агроном, Хрущёвка. Этот участок не попал в документы, потому что дальше Лебедяни сторожи не стояли, зато, показан на атласе 1790 года и имеет пометку «дорога на Ефремов».

  Возможно, читатели уже обратили внимание на наличие нескольких «гусиных» наименований: Лебедянь – Акказ, белая казарка или Белый Гусь – у татар, а короче – лебедь; Гусин брод – Акказ-кичу или Лебедянская переправа, которая показана в северной части Лебедяни (р. 29). У татар и город и брод были гусино-лебедиными. Ещё имеется Гусева Поляна за речкой Ракитянкой. Стоит вспомнить ещё два «гусиных» города: Гусь Железный в Рязанской области и Гусь Хрустальный во Владимирской. Что бы это значило? Отголоски древней Лебедии из первого тысячелетия.

  Что же нужно было татарам в Туле, так далеко от Сарая-Берке? В булгарских летописях говорится, что во времена татаро-монгольского ига в том крае была закрытая область Булгарского царства – Дуло, а по-русски – Тула. В ней располагалась резиденция ага-папаза – православного епископа, который обслуживал верующих Булгарского царства (27). И ещё, дорога продолжалась прямым маршрутом в земли вассального Великого княжества Литовского.

  Сторожевая служба края пережила этапы становления в 1571-м году, мелкого дополнения в 1577-м и крупной реорганизации после Смутного времени. В эпоху царствования Ивана IV речка Скверна служила первым рубежом на сторожевой линии с Дикой степью. Разбойные отряды кочевников регулярно приходили на Русь по Ногайской дороге и Дивьему шляху, перелазили через эту самую скверную в мире речку, грабили в корень, выжигали поселения, а людей угоняли в рабство. В 1571 году Грозный царь издал указ о создании пограничной сторожевой службы. Две казачьи сторожи поставили на этом рубеже, а одну из них в самом устье речки на левом берегу Дона:

  «7-я сторожа на Дону на Ногайской стороне усть Скверны против Романцовского лесу, от Донкова сорок верст; а сторожем на ней стояти из одного Донкова четырем человеком, а беречи им налево от усть Скверны до Колодезца пять вёрст» (28).

  Левобережье Дона считалось Ногайской стороной, а правобережье – Крымской, в соответствии с географическим расположением Ногайской орды и Крымского ханства. Романцовский лес занимал междуречье Дона и Мечи. Сторожа берегла «от усть Скверны до Колодезца». На дату 1571 года Лебедянь не существовала. Расстояние до сторожи отмеряли от Старого Данкова, служившего главной крепостью региона. Колодезцами в те времена на Руси называли родники. В документах значатся два родника-Колодезца: первый в устье Сквирни, а второй – под лебедянским холмом. Термин произошёл от слова «колода» – деревянный сруб, который ставили на месте колодца или источника питьевой воды. Ровно в пяти верстах от устья Сквирни из скалы, на которой стоит Лебедянь, пробивается мощный родник. Этот Колодезец поил город и Лебедянскую крепость на протяжении нескольких веков, отмечен во многих исторических документах (29).  К нему устроен Турецкий спуск, по которому воду возили в бочках на лошадях вплоть до середины 20 века, а в 17 веке пробили ствол колодца внутри скалы, чтобы во время осады качать воду вёдрами. Ключ по-прежнему бьёт мощным потоком, с выходом под поверхностью Дона. Эта 7-я сторожа взяла под контроль Гусин брод, известный из летописей о Куликовской битве.

  Другой  родник выходит в самом устье Сквирни, его журчание слышно сквозь густые заросли лозинок. Этот источник служил ориентиром для соседней сторожи:

    «8-я сторожа верх Скверны, а сторожем на ней стояти из Донкова ж 4 человеком, а беречи им на право вниз по Скверне, до Колодезца 5 верст, а на лево до Ногайские дороги четыре версты» (30).

  Точка 8-й сторожи находится в километре от Данковской трассы вверх по речке сразу же за устьями двух больших оврагов, впадающих в Сквирню с левого берега. Если сложить отрезки казачьего маршрута и отмерить от родника девять вёрст по правому берегу, то точка пересечения речки с Ногайской дорогой придётся на Чернышовку. Седьмую и восьмую сторожи поставили в 1571 году не случайно: под их надзором были два донских брода: Гусин и Романцовский, и Ногайская дорога. Подчеркну ещё раз: броды Лебедяно-Данковского края были известными в истории, ключевыми, стратегическими.

  К 1577 году граница отодвинулась к югу до летописной Кузьминой Гати под Тамбовом, где Ногайская дорога ответвляется от стратегической Татарской сакмы. Поставленная в этом месте сторожа значится под четвёртым номером в грамоте для Ряжской сторожи:

  «4-я сторожа вверх речки Липовицы под большим Рогом ниже Дубровы, а сторожем на ней стояти из Рязского да из Шатцкого шти человеком из города по три человеки, а переезжати им на низ по Липовице до Цны ниже Кузьминской гати против поля Нытярангуши переезду вёрст с пятнадцать, а на другую сторону переезжати вверх по Липовице до дву лесов, переезду полднища вёрст с дватцать» (31).

  По маршруту Татарской сакмы проходит современная автострада М6 – Волгоградка.

Она появляется возле Кузьминой Гати из поля Нытярангуши и значится в документе 1623 года:

  «6-я сторожа Липовецкая, от Рязского 5-й день. А на ней стоят съезжие сторожи из Рязского и из Шацкого по 3 человека; а проезжать на Татарские сакмы с той сторожи направо вверх по Липовице и Польной вёрст с 30; а налево проезду к Кузьминой гати вёрст с 15-ть» (32).

  От летописной Кузьминой Гати до Гусина брода в Лебедяни около 160 км, что соответствует трём конным дням пути. Этот прямой отрезок проскакал татарский отряд под водительством Багуна, когда торопился на Куликовскую битву. Куда бы ни приписывали учёные историки понятие «Кузьминой Гати», надо иметь в виду, что в первоисточниках числится именно эта, единственная на Руси Кузьмина Гать. Гать – это искусственное покрытие дна на месте брода или на участке топкой заболоченной местности. Чаще всего рыхлое или илистое речное дно мостили камнями, а болотную трясину покрывали брёвнами.

  Ещё одна точка маршрута указана в предписании Ряжской 2-й стороже «беречи им Ногайскую дорогу, которая дорога от Торбеева броду» (33). Тарбеев брод можно отыскать на современной карте юго-западней Мичуринска у Старого Тарбеева, а служил он для перехода через Польной Воронеж. Очевидно, что южнее Тарбеева брода дорога пошла в сторону лебедянского Гусина брода. Случайно ли, на месте села Доброе Городище, известного от 1636 года, в 1647 году основали крепость «Добрый»? Ногайская дорога приходила из-за волжских Ногайских степей через летописную Кузьмину Гать под Тамбовом, минуя Доброе, Трубетчино, Вязово и отмечена во многих исторических документах. Сохранился участок от Доброго до села Вязово, по которому проходит асфальтированное шоссе. Дальнейший её путь до Романцовского брода можно проследить по полевому просёлку в сторону села Романово.

  В 8 верстах от Ногайской дороги, в точке села Сурки, Сквирню пересекал Дивьев шлях, отмеченный в 1630-м году:

  «Пятая сторожа – верх Сквирен на ногайской стороне реки Дона. От нового Донкова 20 верст. А от Лебедяни города 8 вёрст. А проезд от неё направо до Колодезска 10 верст, а налево до Дивьева шляху 8 верст. А от сторожи Ряс Ягодных 15 верст. На сторожу послано из Донкова сторожевых казаков 4 человека» (34).

  Напомню, в этот период цифры надо умножать на 1,6, чтобы получить в километрах. Конные патрули ходили по высокому правому берегу Сквирни от Дивьева шляха до родника в её устье по дистанции длиной в 29 км. В этом документе самую скверную, необыкновенно тревожную, усыпанную языческими валунами «Скверну», решили переделать в современную Сквирню.

  Факт ветвления дороги перед Лебедянью имеет место быть. Вторая ветка отмечена в документе от 1577 года для Старого Данкова:

  «9-я сторожа верх Кобельши и Ягодны, а сторожем на ней стояти из Донкова, из Рязского четырём человеком из города по два человека, а беречи им от Кобельши и Ягодны направо до Нагайские дороги вёрст с десять, а от Донкова та сторожа вёрст с пятьдесят» (35).

  В этой же точке в 1630 году Ногайская дорога именуется Тараниной стёжкой

  «Четвертая сторожа – верх речки Кобельши и Кочура, на Ногайской стороне Дона. От нового Донкова 40 верст. А проезд от нее направо до Тараниной стежки 10 верст, а налево до Руденской стежки 8 верст» (36).

  «Государева грамота в Темников…» от 1577 года рассказывает нам о 3-й стороже:

  «3-я сторожа на Рясах на Больших, а сторожем на ней стояти из Рязского четырём человеком, а беречи им дорогу которая дорога от Ряс к усть Воронежу, а стояти сторожем выше Каменово броду на правой стороне Дону» (37).

  Речь идёт о точке, расположенной восточней устья Вязовки, напротив которой Ягодная Ряса делает петлю у поселения Срезнево. К Дону подходит балка с современным названием Репец, которая берёт начало недалеко от Ягодной Рясы. В эту точку приходил Дивьев шлях, который уходил на север к Донской Переволоке. В 1571 году эта сторожа имела 10-й номер (р. 2).

  Предположительно, Ногайская дорога от Сквирни шла параллельно Дивьеву шляху вдоль Дона и через Ногайский брод на месте современного данковского Доломитового карьера переходила на правый берег (ф. 37).

В этот момент следует спросить о дальнейшей судьбе этой ветки Ногайской дороги. Что, она здесь закончилась? Так не могло быть. Идти ей по бескрайней Руси ещё далеко. Дорога легко прослеживается по современному маршруту на Берёзовку, Епифань, но это всего лишь предположение.

  В наше время через Селище и Перехваль идёт просёлочная дорога, по древней линии связки Ногайской дороги со Столповой. В точку Романцовского брода её направляет Юрской лог. Если опуститься в более древние времена, в которых существовал половецкий город Сугров (Сугробы), то можно будет утверждать, что Ногайская дорога в древности вела к нему, к сарматским городкам у деревни Селище, к Донской Переволоке, а её древнейшее название и значение сохранялось вплоть до эпохи Ивана Грозного.

  После Смутного времени положение на границе с Диким Полем изменилось. Новый Данков основали ближе к южной границе государства, он снова вошёл в список передовых украинских городов. Сторожевую службу кардинально реорганизовали в 1636 году, многие сторожи переместились в новые точки, они получили другую нумерацию, некоторые упразднили. Над Гусиным бродом встала Лебедянская крепость (1613) со Стрелецкой слободой и Троицкий монастырь (1621). На речке Сквирне осталась только 5-я сторожа на Ногайской дороге (бывшая 8-я, в 1571-м году), а 6-ю устьевую сторожу (бывшую 7-ю) упразднили за ненадобностью:

  «Шестая сторожа усть Сквирен… А по росписи на ту сторожу послать сторожей не указано» (38).

  Разбойные набеги отрядов кочевников численностью до нескольких сотен человек происходили в крае почти до конца 17 века, однако успешно отражались гарнизонами Лебедяни и Данкова.

  Ногайская дорога ложится на карту от Сарая-Берке, через Кузьмину Гать, минуя с юга Тарбеев брод, через Доброе, Трубетчино, Лебедянь, Богородицк, до Тулы. От этого маршрута перед Вязово отделялась другая ветка и уходила через донской брод выше нового Данкова на Куркино, Епифань. Можно проследить её по современным дорогам после Тулы и Епифани. Ещё одна ветка отмечена в районе Донской Переволоки. В точку Переволоки нацелился и Дивьев шлях – можно провести прямую линию через две его документальные точки.

  Сетка дорог междуречья в 20-м веке сильно изменилась: древние стратегические – стали полевыми, старая Воронежская – забыта, а новая – прошла от Данкова через Липецк по сильно холмистому маршруту. Дивьев шлях был гораздо удобней, с геологической точки зрения.

Примечания и источники информации открываются в меню сайта. Продолжение темы раздела "Древние дороги..." открывается в меню на странице "Михайловская дорога...". Последняя правка в феврале 2017 года.

Николай СКУРАТОВ. 

 

© kamenny-con