Приветствую Вас, Гость

   Глава 5. Куликово Поле. Часть 2.

(Начало 5-й главы выбирайте в меню сайта "Куликово Поле. Часть 1" или перейдите по ссылке http://kamenny-con.narod.ru/index/pole_kulikovo/0-19 ).

  Засадный полк готовился для решающего удара, однако посмотрите, в каком стратегическом месте он стоял. С восточной стороны от позиций находился тот самый брод на Дону, через который переправились русские полки, потом перешли через этот же холм и Смолку и встали на Поле Куликовом (р. 6).

Князь Дмитрий уничтожил все мосты на реке из-за смертельной опасности, что по броду и этому же пути противник зайдёт в тыл. В Засадный полк назначили двух выдающихся командиров, а один из них – заместитель командующего. Случайно? Думаю, что нет. Исходя из этого, можно утверждать, что полк состоял из двух дружин, и задача у него была двоякая, в зависимости от развития событий: атаковать из засады в критический момент или выступить против Багуна или Олега, если кто-то из них придёт на Романцовский брод. Полк мог разделиться на две части для её выполнения. Право атаковать в сторону поля битвы получил Боброк, а донской брод прикрывал Владимир Андреевич. Задача соответствовала его рангу, и летопись отметила это не случайно. Он имел право действовать по ситуации, и вполне самостоятельно. Жребий пал на Боброка Волынского – он атаковал из засады первым. Князь Серпуховской, недождавшийся Багуна со стороны Дона, многократно усилил удар:

  «И, кликнув клич, ринулся князь Владимир Андреевич со своей ратью на полки поганых татар, золочёным шлемом посвечивая. Гремят мечи булатные о шлемы хиновские» (57).

  В оригинале писано:

  «И нюкнув князь Владимир Андреевич гораздо, и скакаше по рати во полцех поганых в татарских, а злачёным шеломом посвечиваючи. Гремят мечи булатные о шеломы хиновские» (58).

   Дружина Боброка Волынского стояла слева. По правую руку от полка протекал Дон, а по левую – Смолка (р. 6). Из такого положения можно перемещаться по дороге с поворотом налево в сторону поля битвы, или с поворотом направо в сторону донского брода, а также по прямой, в сторону Непрядвы. Лавину конников повернуть невозможно, а с точки старта легко завернуть на 90 градусов на пустую дорогу. Обе дружины располагались в Зелёной Дубраве, в центральной части холма рядом друг с другом перед дорогой лицом на север – с учётом всех возможных вариантов выхода на атаку:

  «И вот наступил восьмой час дня (12-30, примечание автора), когда южный ветер потянул из-за спины нам, и воскликнул Волынец голосом громким: «Княже Владимир, наше время настало, и час удобный пришёл!» (59).

  Весьма интересно рассказывают татары: подошёл Багун и опрокинул атаку Боброка Волынского. Якобы Боброк перегруппировал свои силы, и атаковал снова ещё сильней и разгромил конницу Багуна. В этом эпизоде заключается ответ на вопрос из булгарских летописей: «Куда исчезла армия Багуна?» – её порубили на глазах всего татарского войска, что и посеяло в нём ужас. Но, как Боброку удалось перестроиться под напором конницы противника?

  Багун переправился на правый берег Дона через Гусин брод в Лебедяни, проследовал по Столповой дороге, перешёл Утиный овраг в момент стремительной и успешной атаки Боброка. Владимир Андреевич продолжал ждать его от Романцовского брода. Когда выяснилось, что Багун атакует, князь обрушился на него всей своей мощью и отсёк от проходов в Утином овраге. Удар в спину татары справедливо посчитали второй атакой Засадного полка после перегруппировки. Вспомните реплику из летописи:

  «Младшие с нами бились, старшие все сохранились» (60).

  В оригинале писано:

  «Погани же половцы увидеша свою погибель, кликнуша еллинскым гласом, глаголющее: «Увы, нам Русь пакы умудрися: уншии с нами брашася, а доблии вси съблюдошася!» (61).

   Настал критический момент битвы. В северном секторе площадки, в устье Рыбного оврага, оказался потеснённый, отнюдь не разгромленный Боброк, в тылу Большого полка, на Рыбном овраге ростовцы сражались «в самой сече», на юго-западе погибал полк Левой руки, а на юге пролегал каньон Градского оврага. Армия Багуна была полностью окружена и мощным ударом Владимира Андреевича с востока уничтожена на глазах всего ордынского войска.

  Возможно, хитрый Боброк специально заманил Багуна в эту ловушку под удар князя, а сначала порубил отряд из основной армии Мамая. Может быть, и на самом деле воевода перестраивал ряды своей дружины после первой успешной атаки. Приход Багуна наблюдался километров за шесть – его атака не была внезапной. С точки высокого холма, где стоял Засадный полк, хорошо просматривается вся панорама. В летописи чётко отмечено, как командиры Засадного полка контролировали ситуацию на поле битвы и определяли момент атаки. Везде просматриваются умные, умелые, блестящие действия русских командиров!

 

 Градский овраг - вид от устья на северо-запад в сторону Куликова Поля.

Этот коварный Утиный овраг пропустил по неудобным и довольно крутым переходам дозированное количество всадников, но не позволил всей лавине резерва быстро прийти на помощь погибающему Багуну. Более того, этот овраг является своего рода ниппелем, способным пропускать конницу в сторону поля битвы лучше, чем в обратную. Таков рельеф берегов. Его левый берег круче правого. Коннику всегда легче идти на крутой подъём, чем спускаться. Значит, есть большая опасность в панике сорваться с кручи. Достаточно потеснить конницу назад к оврагу, и дело сделано. Разве случайно в булгарской летописи сказано о ямах-ловушках?

  Откуда этот странный топоним «Градский» в открытом поле, где нет города? В том то и дело, что по факту он «заградский» (сравните с однокоренными словами «город», «ограда», «загородка»), потому что ограждал русские позиции во время битвы, и сохранил название до нашего времени. Утиный овраг, послуживший коварной преградой и ловушкой татарским конникам, отметили достойным наименованием по той роли, которую он сыграл. Саму Непрядву назвали Славной рекой, и Утиный тоже удостоили... На удивление, другой овраг – Градской, показали на карте Данковского уезда 1790 года на месте летописного ручья Верходубье, как ограду правого фланга. Народная память показательно увековечила оба оврага. После массированного растаптывания исторических знаков, нам – потомкам, завещали истинное место Поля Куликова между двумя вешками – Градскими оврагами (р. 20).

Градский и Градской овраги на карте 1790 года.

Коренное население хранило память о битве в преданиях максимально долгий срок. Куликово Поле найдено по Ростовской летописи, а карта с двумя Градскими оврагами попала мне в руки, когда работа над книгой [36] подошла к завершению, и послужила убедительным дополнительным документом.

  После уничтожения армии Багуна, все конные полки хлынули в южном направлении через свободную зону, которую ранее занимал погибший левый фланг, и по проходам в Утином овраге. Тут ростовцы и «дошли до устья Утиного» оврага, близь которого как раз имеется самый отлогий удобный переход через него. В этот момент с правого фланга вперёд бросилась конница литовских князей под командованием Андрея Полоцкого, которая уцелела в самом сражении и успешно отбила все атаки по фронту. В состав полка Правой руки входила конная дружина князя Фёдора Елецкого. По центру в пешую атаку пошли остатки от Передового и Большого полков. Возникла паника в войске Мамая, полностью деморализованном сценой гибели армии Багуна. Татары побежали по всему фронту, потому что нависла угроза их полного окружения. В конце концов, если даже не принимать мою версию, то суть успешной атаки Засадного полка от этого нисколько не изменяется. 

  По версии, принятой в научном мире, удар Засадного полка под командованием Боброка Волынского решил исход битвы. Полк вылетел из Зелёной Дубравы после того, как левый фланг уничтожили татары. Они углубились в поле сражения, и начали обходить позиции с тыла, с целью полного разгрома, и подставили под удар спину. Этого момента ждал воевода Боброк.

  О том, что Дон и Непрядва позади русских позиций не давали возможности отступать – написано много. Однако они и система глубоких оврагов не дали татарам удрать, когда те оказались в ловушке после атаки Засадного полка. Речка Непрядва – это уже второй рубеж прикрытия русского тыла. А первый, не менее серьёзный – это система оврагов и притоков речки Смолки, которые имеют глубокое русло и крутые берега, имеющая на карте вид орлиной лапы, когтями которой оказались русские полки.

  На этапе преследования, как отмечают булгарские летописи, эмир Эдигей переправился через лебедянский Гусин брод и вступил в сражение. Свежая конница значительно усилила состав преследователей, что позволило громить армию Мамая и топить в Красивой Мече до полного истребления (р. 7). 

  Следует отметить, что перед битвой ордынцам пришлось форсировать Мечу и Дон и ещё пройти некоторый путь, что было явно не на пользу. Русские занимали свои позиции ещё с вечера. Вот где проявился выигрыш по времени в гонке на дорогах!

  Один из принципиальных моментов, где находился Мамай во время битвы? Надо иметь в виду, что холмов, указанных в источниках, связанных с его именем, было два. Один из них, Красный Холм, на котором он стоял лагерем перед битвой, расположен в устье Мечи. Это сборный пункт войск. Командовать с него битвой было невозможно, а дойти за несколько часов до верхней Непрядвы, покрыв расстояние в 90 км, тем более. Битва могла быть только у Нижней Непрядвы.

  Другой холм, с которого он руководил битвой, расположен на расстоянии около 20 км от первого, или 12-ти от Красивой Мечи. Его названия нет ни в одном летописном документе. Во всех источниках говорится, что Мамай наблюдал за битвой с вершины холма – с безымянного холма:

 «Безбожный же царь Мамай, выехав на высокое место с тремя князьями, наблюдает людское кровопролитие» (62).

 Вид через лощину Градского оврага на безымянный холм, на котором были позиции Мамая во время Куликовской битвы.

  Такое «высокое место», весьма удобное для размещения командного пункта и армии, под Перехвалью имеется. Его вершина отстоит километра на три-четыре от русского фронта. Солнце не светит в глаза. Неслучайно, Мамай сразу же бросился бежать после успешной атаки Засадного полка – слишком малой была дистанция. Шатёр на этом холме отчётливо видели русские с поля битвы, что и нашло отражение в летописях.

  Дата Куликовской битвы, 8 сентября 1380 года, указана по старому стилю. Состоялась она в субботу, на которую падал великий православный праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Ещё в летописях говорится о том, что стояли не только светлые тёплые дни, но и светлые ночи. Очевидно, пора полнолуния и тёплый антициклон, в пору которого в этих местах ветер дует чаще всего с юго-востока.

  Дата Рождества Богородицы в настоящее время приходится на 21 сентября, и закрепилась в соответствии с новым стилем. В юлианском календаре каждые 128 лет накапливался лишний день, поэтому в 1380-м году разница между старым и новым летоисчислением составляла 8 дней. Дата 8 сентября 1380 года по юлианскому календарю, соответствует дате 16 сентября – по григорианскому – это и есть истинная астрономическая дата Куликовской битвы. К моменту 1900 года набежало 13 лишних суток, их зафиксировали декретом от 1918 года, и перешли на григорианский календарь. Невозможно пересчитать и расписать все исторические события по шкале астрономического календаря наново. Решили перерасчёт не делать, а при необходимости к старым датам всегда добавлять 13 суток.

  Надо иметь в виду, что до 18 века на Руси существовал древнерусский счёт времени. Время делилось на ночное и дневное. Дневное время равнялось светлому времени суток в данный день, и было разным по продолжительности в течение года – можно сказать, современная долгота дня по календарю. На перехвальской высоте 199,3, на которой произошло главное сражение Куликовской битвы, астрономический полдень в 2016 году наступил в 12 часов 12 минут. На дату 16 сентября продолжительность светлого времени равняется 13-ти часам. Летописное время событий указано для Москвы, поэтому, прибавляя один декретный час, распишу события по современному московскому времени. Новый день родился в утренних сумерках за шесть с половиной часов до полудня плюс один декретный час – в 4-30.  Битва началась от шестого часа – в 10-30. Бились до девятого часа – до 13-30. Заканчивался день в вечерних сумерках, около 17-30. Солнце приходит в этот край примерно на час раньше Москвы, стало быть, темнеет тоже...

                                             ***

  Битва для ордынцев началась с момента форсирования Красивой Мечи. Неслучайно, у Ф.Г.-Х. Нурутдинова всё междуречье является театром военных действий (р. 29).

До русского фронта всего лишь вёрст пятнадцать. Утверждение о сильном сопротивлении, оказанном на кромке левого берега Мечи и под самой Лебедянью, надо понимать в контексте общего хода сражения. Распылять войско для их обороны перед численно превосходящим противником не имело смысла. Невозможно наладить эту оборону и построить укрепления на берегу Мечи под носом у Мамая за одни сутки. До момента самого сражения висела неопределённость, куда двигаться дальше? Междуречье кишело дозорами, которые сразу же появились перед армией. Вспомните:

  «А в шестом часу дня примчался Семён Мелик с дружиною своею, а за ними гналось множество татар. Так открыто гнались почти до нашего войска, что, лишь только русских увидев, возвратились быстро к царю и ему сообщили, что князья русские изготовились к бою у Дона» (63).

  Ордынцы сражались на лебедянских полях, на левом берегу Мечи. Лебедянь (Акказ) для них оказалась самым близким крупным ориентиром из числа населённых пунктов междуречья, к которому летописцы привязались. Партизанские методы борьбы с противником: ямы-ловушки, налёты из леса, стаскивание всадников крючьями с лошадей и добивание дубинами – нашли отражение в булгарских источниках. Такие действия наводили ужас и на других завоевателей России. А каким ещё способом пехотинцы могли воевать против конницы? Очевидно, здесь нашёл отражение неудобный рельеф вокруг Куликова Поля – самого поля битвы, с крутыми, местами отвесными, коварными берегами Утиного оврага, особенно в самом начале каньона, с которых срывались всадники и падали в пропасть, давя друг друга. Не трудно было подрыть северный берег Градского оврага, превратив его в отвесную стену на опасных участках, а фланги оградить засеками из деревьев. Эти препятствия вокруг боевого построения русских полков и следует понимать, как укрепления, построенные на левом берегу Мечи, но не в буквальном смысле.

  Войска наступали двумя колоннами или флангами через Мечу. Левая колонна под командованием Камиля и Сабана Халджи переправлялась через верхние броды в районе устья речки Семенёк, а правый фланг под командованием Джентиль-бия и Бармака – на нижних бродах, на участке общей протяжённостью около 30 км. Не слишком растянуто при такой численности, а разница в расстояниях от верхних бродов и нижних до поля битвы равна нескольким километрам. Красивая Меча в этих местах будто специально течёт по дуге, очерченной из точки центра поля сражения (р. 5).

  Самый удобный и мелкий брод на Мече – Старый Дрысинский, расположен в Мочилках. Через него по колено в холодной сентябрьской воде перешла татарская пехота (ф. 32). Да и путь до русских позиций из этой точки самый короткий.

  Русские летописи утверждают, что начали битву два богатыря. От русских выступал  Александр Пересвет, монах Троицкого монастыря, а на подвиг благословил его игумен Сергий Радонежский. От татар – Челубей. Булгарские летописи ничего не говорят о поединке, а лишь подтверждают, что Чаллы-бей – эмир Булгар-Субы, или, по русской терминологии, губернатор Донской области Булгарского царства, погиб в битве. Возможно, это был один из ярких поединков в ходе сражения, отмеченный очевидцами, впоследствии дополненный красочными подробностями. Конный поединок татарского великана и русского богатыря, одетого в схиму монаха с крестом, мог сильно удивить даже воинов. Тем более что гиганты с разлёту пронзили друг друга копьями и пали замертво.

  Победа Великого князя Дмитрия Московского над Мамаем на Поле Куликовом, добытая совместно с конницей братьев Ольгердовичей: Андрея Полоцкого и Дмитрия Брянского – предмет русской национальной доблести. Добивать и топить разгромленную армию Мамая в Красивой Мече помог эмир Эдигей, а занять лагерь на Красном Холме и взять богатую добычу – главнокомандующий всей военной кампании Бахта-Мохаммед. В булгарских летописях отмечено изумление Тохтамыша, узнавшего о полном уничтожении армии Мамая.

  При таком раскладе сил, и в такой ситуации, поход на Москву, согласно официальной версии, якобы подготовленный Мамаем, представляется бессмысленным. Это была война Мамая против Тохтамыша, что нисколько не умаляет славную победу русского воинства на Куликовом Поле. Куликовская битва – это первая попытка русичей завоевать независимость, воспользовавшись смутой в Булгарском царстве. Перед битвой можно было надеяться, что враждующие стороны истребят друг друга, после чего легко сбросить ненавистное иго. Главной цели не достигли, а плодами жертвенной русской победы сполна воспользовался хан Тохтамыш. Через два года последовала жестокая карательная акция по истекшей кровью Руси, которая ещё на 100 лет продлила иго, но ростки независимости проросли на Куликовом Поле. Русская нация почувствовала силу в единстве. С этого исторического момента Золотая Орда, раздираемая междоусобицами, медленно и неминуемо пошла на закат, а Русь – к единению и подъёму.

  

  Автор не ставил себе задачу разобраться во всех тонкостях событий Куликовской битвы. Её ход правильно описан в летописях, а не в неисчислимых публикациях, привязанных к ошибочному месту. В данной книге изложен ход летописных событий в привязке к объектам истинного поля битвы без подгонок, с логической версией их развития, основанной на исследовании рельефа театра военных действий. Анализировать события в привязке к перехвальскому полю не составляет труда – следовать логике выдающихся полководцев легко.

 

  Настоящее Поле Куликово расположено в устье современной речки Перехвалки, носившей в те исторические времена название Непрядва. На это забытое Поле идеально ложатся все древние документы и подробности. Здесь пролито море крови наших предков, зарыты их священные кости, которые сами вылезают из могилы и вопиют!

 Ковыль над Красивой Мечой в Кузьминках.

  Свет забытой Непрядвы спешит разгораться.

  Я такой путеводной звезды не стыжусь!

  Словно волосы древнего мудрого старца

  Ковыли обласкали могучую Русь.

Здесь представлена последняя редакция главы, дополненная в 2017-м году.

Примечания и источники информации открываются в меню сайта или по ссылке  http://kamenny-con.narod.ru/index/primechanija_istochniki_informacii/0-67 

 Для продолжения чтения в меню раздела "Свет забытой Непрядвы" выберите "Последние бои Куликовской битвы" или перейдите по ссылке http://kamenny-con.narod.ru/index/kulikovskaya_bitva/0-20 

Николай СКУРАТОВ.

© kamenny-con